Парадокс нательных технологий

Переведённая ARNext cтатья Дона Нормана (Don Norman), который является профессором когнитивистики и информатики, а также ...

Переведённая ARNext cтатья Дона Нормана (Don Norman), который является профессором когнитивистики и информатики, а также имеет опыт работы вице-президентом Apple, дизайнером и стал автором 20 книг, посвящена обратной стороне распространения нательных технологий, положительные и отрицательные стороны прогресса в которых ставятся в зависимость от меры ответственности, которую должны взять на себя все участники рынка по вертикали и горизонтали. Казалось бы, затронутые в материале вопросы очевидны и не требуют повторения, но так ли мы непреклонны перед соблазнами информационных наркотиков?

DonaldANorman

Профессор Норман

Однажды вы разговариваете с кем-то на вечеринке или приёме только для того, чтобы обнаружить, что он или она постоянно оглядывает комнату, смотрит туда-сюда, возможно, находя скучным вас или находясь в поисках кого-то более важного. Неужели человек не понимает, что вы это замечаете?

Добро пожаловать в новый мир нательных компьютеров, в котором мы беспокойно топчемся, поскольку рискуем бесконечно рассеивать своё внимание, отвлекаться и постоянно бросаем пустые взгляды в надежде на привлечение пристального внимания, его бесконечное усиление и лучшее взаимодействие, понимание и фиксацию. Последняя аппаратная игрушка Google, привлекшая массу внимания, — это только начало.

На самом деле это не то чтобы начало — такие вещи окружали нас более десяти лет. В моей прежней роли в качестве когнитивного исследователя и вице-президента по технологиям в Apple и теперь, в качестве консультанта по менеджменту дизайна продуктов я посещаю исследовательские лаборатории в компаниях и университетах по всему миру. Я испытал многие из этих устройств. Я носил очки виртуальной реальности, которые позволяли мне блуждать по сложным компьютерным лабиринтам, помещениям и улицам, а также очки дополненной реальности, в которых реальный мир покрыт информацией.

И да, я носил Google Glass. В отличие от «погружающих» дисплеев, которые полностью захватывают ваше внимание, Glass намеренно разработаны незаметными и не отвлекающими. Смысл расположения дисплея только в правом верхнем углу зрения в том, чтобы не отвлекать внимание пользователя и предоставлять соответствующую дополнительную информацию только при необходимости.

Но даже в этом случает риск отвлечения остаётся значительным. И в момент, когда Google позволит сторонним разработчикам предоставлять приложения, она потеряет контроль над способами, которыми те будут использоваться. Себастьян Тран (Sebastian Thrun), отвечавший за экспериментальные проекты Google, когда были задуманы Glass, сказал мне, что когда он был в проекте, настаивал, что Glass предоставляет лишь ограниченную почтовую функциональность, а не полноценную email-систему. Что ж, предполагаю, сейчас, когда внешние разработчики взяли всё в свои руки, что было сделано первым? Да, полноценная электронная почта.

Способность людей к многозадачности без потери качества их работы – первоклассный миф. Многочисленные психологические эксперименты показывают, что когда две относительно сложные задачи решаются одновременно, производительность заметно ухудшается. Некоторые из этих экспериментов были проведены мной ещё в мою бытность практикующим учёным-когнитивистом. Дэвид Стрэйер  (David Strayer), чья исследовательская группа в Университете Юты изучала эти вопросы десятилетиями, доказал, что громкая связь отвлекает точно так же, как разговор по обычному телефону, и её использование при вождении так же плохо, как вождение в нетрезвом состоянии.

Даже пара таких простых задач, как хождение и разговор, может снизить работоспособность – со мной это происходит всё время. Пока я размышляю или веду серьёзный разговор на утренней прогулке, я часто останавливаюсь, добираясь до сложных и глубоких мыслей. Остановка подсознательна и воспринимается только тогда, когда моё сознание разрушает концентрацию, отмечая остановку. Психолог (лауреат Нобелевской премии) Дэнни Канеман (Danny Kahneman) отмечает в своей книге «Thinking, Fast and Slow» обнаружение того, что он не мог думать вообще, когда ходил слишком быстро. Он должен был замедлиться, чтобы в голову пришли новые мысли.

Если одновременное выполнение задач настолько вредно, почему люди думают, что могут заниматься ими без негативного эффекта? Ну, примерно по той же причине, по которой пьяные водители думают, что могут безопасно управлять автомобилем: отслеживание нашей собственной производительности является ещё одной задачей, и её выполнение также страдает. Ущерб умственным способностям делает трудной оценку ухудшения.

В то время как мгновенная доставка информации, предусматриваемая нательными компьютерами, кажется замечательной, из-за всё большей и большей зависимости от них мы можем потерять связь с реальным миром. Конечно, напоминание имён людей и, возможно, знание о том, что чья-то дочка упала на лыжах – это хорошо, но пока я пребываю в напоминаниях, меня более не существует – я где-то в эфирном пространстве, вещающем о том, что происходит вокург.

Несколько лет назад я написал статью под названием «I Go to a Sixth Grade Play», в которой дискутировал с родителями, так озабоченными игровыми видеозаписями своих детей, что не переживают увиденное вплоть до следующего дня. Опосредованное восприятие – не то же самое, что полное; ему недостаёт эмоциональной глубины.

Многое из того, что делается с нательными компьютерами, происходит просто потому, что это можно сделать. Однако существует и обратная сторона аргумента. Это то, что при осознанных реализации и использовании нательные технологии могут значительно увеличить наши возможности. Тэд Стэрнер (Thad Starner), защитник нательных компьютеров, который носил эти устройства почти четверть века и был техническим советником проекта Google Glass, на раннем этапе написания этой статьи прислал мне комментарии. «Я очень плох в многозадачности, — сказал он, отметив, что посещая лекции, «физически фокусируясь на дисплее в глубине доски и использовав метод быстрого ввода текста», он «вдруг мог раздваивать внимание и делать хорошие записи». Он работал гораздо лучше, чем мог бы с бумагой и карандашом, которые заставляли его внимание перескакивать от блокнота к доске. Затем он напомнил мне, какой у нас был разговор на эту тему в 2002 году. Я не помню разговор, так что он описал его, сказав мне, какими были мои комментарии и его ответы.

Как Старнер сумел запомнить разговор, состоявшийся более 10 лет назад? Во время обсуждений одной рукой он ведёт записи на карманном устройстве со специальной клавиатурой. Результатом является то, что при любом разговоре он был гораздо более целенаправлен и внимателен, чем многие из моих коллег без нательных компьютеров: написание заметки заставляет его концентрироваться. Кроме того, у него есть записи его разговоров, что позволило ему сделать обзор того, что произошло, благодаря чему он «вспомнил» наш диалог десятилетней давности.

Без правильного подхода постоянное отвлечение на несколько задач приводит к негативным последствиям. Нужно время, чтобы переключиться на другую задачу, чтобы вернуть то, что теоретики внимания называют «осознанием ситуации». Перебои нарушают производительность, и даже добровольное переключение внимания с одной задачи на другую прерывает выполнение оставляемой.

Кроме того, будет трудно удержаться от соблазна использования мощной технологии, которая сопровождает нас вместе с полезной дополнительной информацией, предложениями и даже командами. Конечно, другие люди смогут увидеть, что нам помогают, но не будут знать, кто и каким образом, так же, как мы сможем сказать, что они получают помощь, и не будем знать, от кого.

В конце концов, мы сможем слушать и наш внутренний голос, и других. Крошечные датчики и умное программное обеспечение будет делать выводы о нашем эмоциональном и психическом состоянии. Хуже того, выводы часто будут ошибочны: многие факторы могут участить пульс человека или изменять электропроводимость кожи, но техники склонны сосредотачиваться на одной простой интерпретации.

Это то, чего мы хотим? Люди, тупо уставившиеся в реальность в ожидании рассказа о происходящем от виртуальных мозгов? Мы вступаем на неизвестную территорию, и многое из того, что делается, происходит лишь потому, что возможно.

В конце концов, либо нательные технологии смогут расширить наш опыт и сосредоточить наше внимание на текущих задачах и людях, с которыми мы взаимодействуем, либо будут отвлекать нас, отводя внимание через вкусные кусочки информации, не имеющие отношения к текущей деятельности.

Когда технологии используются для дополнения нашей деятельности, когда дополнительная предоставляемая информация имеет к ней прямое отношение, наше внимание может стать более сосредоточенным, и наши понимание и фиксация усилены. Когда дополнительные данные бьют мимо цели, как бы они ни были заманчивы, — это отвлечение и деструкция.

Мне нравится смотреть на положительную сторону технологий. Я даже написал книгу – «Things That Make Us Smart» — о силе артефактов в расширении человеческих способностей. Я полностью зависим от современных технологий, поскольку они делают меня более, а не менее, сильным. Отметая скучные, несущественные детали жизни, я могу сконцентрироваться на важных её аспектах. Я могу вести мероприятия и стратегии высокого уровня, а также поддерживать дружбу с людьми по всему миру. Это целенаправленная сторона. С другой стороны каждый день я трачу много часов на взаимодействие с людьми, которые постоянно в контакте со мной – почти всегда с интересными комментариями, новостями и приглашениями, которые, тем не менее, превышают мою способность справляться и отвлекают меня от моей основной деятельности. Да, я приветствую эти отвлечения, поскольку они являются приятным отклонением от тяжёлой работы по написанию, мышлению и принятию решений, однако проволочки, хоть и приятные, не помогают сделать работу. Я уже нанимал ассистента, чтобы поддерживать себя в фокусе. Окажется ли непрерывный поток сообщений от нательных устройств непреодолимым, отвлекая меня от работы, или они усилят мои способности?

Стандартный ответ, возлагающий ответственность на личность: ответственное использование технологий – это наша обязанность. Согласен в теории, но не на практике. Я слишком хорошо знаю соблазны рассеяности – все эти увлекательные новости, друзья, которые посылают мне статусы, и хотят, чтобы я отвечал им собственными. Мне легко поддаться, чтобы избежать трудной, тоскливой концентрации, необходимой для достижения чего-либо ценного. Я часто должен был отключать свой компьютер от интернета, чтобы завершить работу. Поставщики всех этих устройств должны разделить бремя ответственности.

Могут ли нательные устройства быть полезными? Конечно. Но они также могут быть неприятными. Всё зависит от того, используем ли мы их для фокусировки и дополнения нашей деятельности или для рассеивания внимания. Какими они должны быть — зависит и от нас, и от тех, кто создаёт эти новые нательные чудеса.

Paradox of wearable technologies, MIT Technology Review

Раздел
Статьи

Другие статьи