AR-пионер Тэд Стэрнер рассказал, как Glass могут дополнить нашу реальность и воспоминания

Бесчисленное множество пользователей Glass исследовало залы девелоперской конференции Google I/O в этом году, но только немногие счастливчики ...

Бесчисленное множество пользователей Glass исследовало залы девелоперской конференции Google I/O в этом году, но только немногие счастливчики были в «рецепторной» модели с местом для линз в более традиционной оправе. Среди этих счастливчиков с плохим зрением был Тэд Стэрнер (Thad Starner), профессор Технологического института Джорджии, который в 2010 году был принят на работу над секретным проектом в легендарную лабораторию Google X. Этим проектом, как выяснилось, стали Glass, и Стэрнер как его технический руководитель играл в этом наиважнейшую роль.

Стэрнер изобрёл термин «дополненная реальность» в 1990 году (по другим данным это заслуга исследователя Томаса Коделла (Thomas Caudell) — прим. ред.) и после 20 лет экспериментов с нательными технологиями предложил нам свою оригинальную точку зрения касаемо того, что происходило с ними раньше, и где именно они правят бал. Мы были очень рады нескольким минутам общения с ним на I/O и раскрытию его мнения о том, что было, есть, и к чему мы идём.

Стэрнер утверждает, что носил нательную вычислительную технику в той или иной форме ежедневно в течение 20 лет, говоря, что могут сделать с ней некоторые другие люди. Прежде чем стать ассистентом профессора в Джорджии, он основал Проект нательной вычислительной техники (Wearable Computing Project) в Массачусетском технологическом институте. Именно в эти годы он познакомился с парой аспирантов с именами Ларри Пэйдж и Сергей Брин. У них состоялась масса дискуссий о будущем поиска и, благодаря технологическим убеждениям Стэрнера, о том, как нательные устройства могут в него вписаться:

Мы разговаривали о том, что веб-поиск вашими собственными глазами расширит ваши возможности… Одной из проблем было просто создание поисковой системы, которая была бы достаточно хороша, чтобы правильно формировать первые четыре ссылки, тогда как AltaVista делал это с первыми четырнадцатью. Так навигация занимает слишком много времени.

Они разошлись в разные стороны: Стэрнер продолжил совершенствовать свои прототипы, а Брин и Пэйдж создали небольшую поисковую систему. По прошествии примерно десяти лет Стэрнер подумал, что пришло время для возвращения к старому разговору:

В 2010 году я послал Сергею письмо со словами: «Теперь, когда вы, ребята, делаете Android и эти телефоны, вы действительно должны взглянуть на технологии нательной вычислительной техники, над которыми мы работали в рамках научного сообщества. Почему бы вам не приехать в Атланту и не посмотреть на мои материалы?» Следующее в моей голове — вылет [в штаб-квартиру Google] для присоединения к команде Glass. У них были те же мысли. Это было подходящее время. Дальше вы знаете: я тоже работаю над этим (Glass — прим. ред.), создавая ранние прототипы.

Термин «дополненная реальность» пришёл из более ранней работы Стэрнера — предложения сотрудничества 1990 года (Интересный факт: на самом деле для него это не был наиболее предпочтительный термин. Выражение «искусственная реальность» (англ. artificial reality) уже использовалось Тимоти Лири (Timothy Leary) для описания медикаментозного состояния.). Тем не менее его концепция технологически дополненной жизни сильно отличается от AR, о которой мы обычно думаем при описании вещей вроде браузера Layar.

georgia tech

Термин Стэрнера для дополненной реальности в простых выражениях раскрывается как «информация, которую вы можете использовать, пока делаете другие вещи». Он продолжил: «Вы в виде точки на карте — в некотором роде дополненная реальность. Знание о том, какие рестораны находятся поблизости — дополненная реальность. То, о чём мы обычно думаем как об AR — это расширение дополненной реальности под названием „регистрированные графики“ (англ. registered graphics). Таким образом система полностью в курсе вашей 3D-позиции в пространстве и ориентации и может использовать эти данные для виртуального отображения информации в зрительном пространстве».

Для многих пользователей это Святой Грааль нательных технологий: полное погружение в опыт, при котором виртуальный дисплей появляется и исчезает по желанию, где каждый друг, которого вы встречаете в реальном мире, выделяется плавающим над головой значком, и где вы всегда можете найти дорогу, следуя нависающей над вами всезнающей стрелке. Для Стэрнера такие варианты не столь интересны как система, которая быстро предоставляет необходимую информацию, а затем так же быстро исчезает:

Важная вещь, которую люди не понимают, состоит в том, что речь идёт не о регистрированном AR-опыте с захватом всего поля зрения. Гораздо лучше иметь что-то, позволяющее применять микровзаимодействия. То, чем является Glass — присутствие таких коротких взаимодействий в течение дня. Вы серьёзно пытаетесь сделать интерфейсы, позволяющие людям дополнить их глаза, уши и ум и при этом не завязнуть в виртуальном мире.

Имея в виду важность физических ощущений, он продолжил: «В природе устройств и их интерфейсов очень много материального, что порождает массу ощущений. Мне претит отказ от осязательных интерфейсов. Наличие физического объекта, на который все смотрят, и который можно передать — важная вещь.

Таким образом Glass уже хорошо чувствует себя в авангарде дополненной реальности. Однако это лишь один из трёх ключевых аспектов, которые, по мнению Стэрнера, имеют решающее значение для нательных устройств. В статье 1993 года The Cyborgs are Coming он предложил две другие важнейшие функции.

Первая — это дополнение памяти, которое попросту является возможностью поиска информации ранее изученной, но, возможно, забытой. Для Стэрнера фокус концентрируется на беседе. «Наличие доступа к вашему образованию, к вашим повседневным разговорам на таком уровне, чтобы можно было использовать его в личном обучении, бесценно, — сказал он. — Это делает профессоров на вид умнее, чем они есть, что очень важно, когда ты профессор!»

Он предоставил нам короткий ролик, демонстрирующий систему под названием Remembrance Agent, которая работает на различных нательных устройствах. По сути это массивный текстуальный буфер из всего, что он говорил или думал, записывая. Благодаря ей он может быстро и легко проводить поиск с использованием одноручной клавиатуры Twiddler (несмотря на одноручную природу устройства, Стэрнер гордится своей способностью вводить 130 слов в минуту). Используя скромный поиск по ключевым фразам, Стэрнер может запросить текстовые воспоминания через десятилетия. Результат не бесподобен, однако потенциал, по его словам, есть:

Всё, что я говорю, переходит в текстовый буфер, а затем она (система Remembrance Agent — прим. ред.) автоматически ищет историю касаемо актуальных вещей. Большую часть времени она выдаёт мусор, материалы, не имеющие значения. Но 5% времени она выдаёт нечто действительно актуальное. Всё это занимает однострочное резюме, которое напоминает мне, что же было таким важным. Не то чтобы это замена моей памяти — это помогает мне вспоминать вещи. Компьютеры действительно хорошо вспоминают и очень плохо распознают. Люди — наоборот.

twiddler

Последним и, в некотором смысле, самым сложным аспектом является развитие того, что Стэрнер называет «интеллектуальными коллективами». По своей сути это социальные сети, но не в виде Facebook или (что более уместно) Google+. Эти сети гораздо сильнее сосредоточены на обмене информацией и взаимодействии в реальном времени. Другими словами, они делают людей не менее, а более продуктивными.

Стэрнер описал процесс интервьюирования кандидатов на работу в команде Google Glass: разговор лицом к лицу между одним кандидатом и одним интервьюером, пока остальные наблюдают удалённо, активно беседуя с интервьюером, пока тот разговаривает с единственным интервьюируемым. Всё это выглядит ужасно отвлекающим, но на самом деле восприятие посторонних данных совершенно интуитивно:

Поскольку всё сосредоточено вокруг вашего разговора, вы не отвлекаетесь. Вы пытаетесь читать электронную почту во время разговора и теряете 40 пунктов IQ. Когда вы делаете заметки и прочие вещи, которые связаны с вашим разговором, вы можете делать их просто отлично.

Таким образом вся команда может участвовать в интервью , в то же время не нуждаясь в необходимости физического присутствия, заваливая интервьюируемого вопросами сразу из нескольких умов через один рот. Возможно, это непростой процесс для соискателя, но он, безусловно, превосходит типичные корпоративные процедуры интервью, заключающиеся в отскоках от одного офиса к другому и выслушивании одних и тех же вопросов снова и снова.

Стэрнер описал и другую ситуацию, говоря о нательных технологиях в Национальной академии наук США. Как всегда, он был в каком-то головном устройстве, которое в данном случае показывало ему своего рода переговорную комнату, полную студентов его родного Технологического института Джорджии. Студенты в прямом эфире смотрели потоковое видео от Стэрнера и использовали чат для предоставления информации и вопросов.

Это было также продемонстрировано на большом дисплее физически присутствовавшим членам Академии. Вначале студенты предоставляли Стэрнеру данные по предмету обсуждения и задавали вопросы. В конце концов члены Академии начали открыто и лично разговаривать со студентами, которые сами в комнате не были. Таким образом коллектив был сформирован.

Google Glass

Но можно ли провернуть такое с Glass? Безусловно, говорит Стэрнер, не будучи, однако, уверенным в приоритетности этого направления:

Учёный сделает это. Вопрос в том, есть ли для этого коммерческие предпосылки. Когда создаётся что-то имеющее чёткую направленность, чёткий сценарий использования, вещь, которая прекрасно сделана с использованием материала, который неотразим, — при попадании этого железа ко всем моим приятелям [из университета] вы увидите её адаптацию к некоторым очень интересным нуждам.

И здесь может быть проведена линия, разделяющая огромный опыт Стэрнера в нательных технологиях и будущее Glass и других производный устройств. В академической среде, когда вы активно исследуете что-то новое и вносите вклад в более масштабный проект, вы можете выходить с рюкзаком, полным микросхем, постоянно поправляя на носу очки. В конце концов вы делаете это ради науки.

Но когда речь идёт о коммерции, к созданию прибыльно и процветающей экосистемы для средних людей в среднем мире применяются более высокие стандарты. Устройства должны быть меньше, их интерфейсы должны быть интуитивно понятны, и всё должно просто работать и работать просто. С точки зрения исследователя это ограничение не важно. С точки зрения инженера оно является требующей решения задачей. С точки зрения потребителя это именно то, чем является.

В некотором смысле теперешние Glass ограничены даже по сравнению с устройствами, которые Стэрнер носил несколько лет назад. На самом же деле вопрос, конечно, в том, предлагают ли они достаточно для того, чтобы сделать нательные гаджеты мейнстримом. Это ещё предстоит выяснить, но помните: Стэрнер встал на такой путь прежде, чем это стало модно.

Перевод статьи Engadget Wearable-technology pioneer Thad Starner on how Google Glass could augment our realities and memories

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Интервью

Другие статьи