Сквозь очки: интервью с основателем Meta Мироном Грайбецем

Из размашистого дома, расположившегося на вершине горы Санта-Крус, открывается вид на Кремниевую долину во всей её электрической красе. Внутри более ...

Из размашистого дома, расположившегося на вершине горы Санта-Крус, открывается вид на Кремниевую долину во всей её электрической красе. Внутри более десятка молодых мужчин и женщин шумят вокруг компьютерных мониторов и белых досок, лавируя между матрацами и кабелями так же, как они двигаются к решению задачи по изобретению будущего в версии Meta.

Вскоре появляется их лидер, освежённый медитативной пробежкой. Родившийся в Израиле и до недавнего времени являвшийся студентом Колумбийского университета в Нью-Йорке, двадцатисемилетний Мирон Грайбец (Meron Gribetz) вытирает лоб футболкой, говоря этим: «Я предпочёл бы быть в Калифорнии».

Он также довольно известен как человек, который заменил настольный компьютер, ноутбук, планшет и смартфон очками Meta 1. По его словам, его нательный 3D-компьютер осуществит те самые научно-фантастические моменты из «Железного человека» и «Особого мнения» — сцены, в которых Роберт Дауни младший и Том Круз вручную манипулируют данными в пространстве — и сделают их такими же рутинными, как сегодняшние прикосновения к экрану.

Я вижу себя в десятилетней войне с этими маленькими компаниями, — говорит с улыбкой Грайбец, указывая сначала на внушительный Googleplex, а затем на большой кампус Apple вдалеке. — Это может показаться сумасшедшим, но взгляните на историю. IBM была такой же мощной, как Google, и всё же не смогла разбить Стивов (имеются в виду основатели Apple Стив Джобс и Стив Возняк — прим. ред.). Вам нужны голодные, творческие и неопытные люди в возрасте от двадцати, чтобы сделать это, и у нас они есть. Компьютинг должен быть более естественным и интерактивным. Скоро наступит день, когда мы будем смеяться, вспоминая, что щурились, вглядываясь в крошечную панель в наших руках.

Meta может быть и нацелилась на звёзды, но призрачный продукт Грайбеца по-прежнему рулит на взлётно-посадочной полосе. Недавняя кампания на Kickstarter в сочетании с поддержкой бизнес-ангелов и инкубатора Y Combinator из Сан-Франциско позволит совершить первую поставку Meta 1 стоимостью $700 за штуку в сентябре. По мнению Грайбеца, это первая итерация в основном для ультра-ранних сподвижников.

Мы планируем выпуск десяти версий и позволим Закону Мура заботиться об остальном, — заметил он, ссылаясь на аксиому техномира, выведенную в 1965 году соучредителем Intel Гордоном Муром, согласно которой вычислительная мощность удваивается каждые два года. — С Meta 1 мы вернём возможность разговора с глазу на глаз при подключении к виртуальному миру информации.

После краткой демонстрации текущий продукт даёт краткий же фейерверк ощущений и долгоиграющее галлюциногенное «вау».

Meron Gribetz.jpg

Он оставляет ощущение неуклюжести, будучи снабжённым толстыми компьютеризированными дужками, подключёнными к плоским, широким и прямоугольным линзам, над которыми располагается небольшая коробка с двумя камерами. Но после активации начинается вдохновлённая фильмами магия (в беседе с Грайбецем «Железный человек» упоминается так же часто, как «Аватар»).

Расположите вашу руку в поле зрения Meta 1, и она мгновенно окрасится в синий, позволяя компьютерным очкам дать возможность взаимодействовать с информацией, проецируемой перед вами. Первоначально Meta 1 будут поставляться с простыми 3D-приложениями, такими как шахматы и Minecraft, но идея в том, чтобы сделать возможным доступ к интернету и манипуляции информацией с помощью рук.

Хотя текущие смарточки остаются громоздкими, их эволюция от использования государством до массовой аудитории — в значительной степени лишь вопрос времени, говорит Марк Уайт (Mark White), возглавляющий технологический отдел Deloitte Consulting, которая недавно выпустила доклад, подробно рассказывающий о том, как государственные учреждения на местах могут извлечь выгоду из дополненной реальности. Реальность относится к устройству, которое накладывает виртуальный материал на окружающую действительность, позволяя получать интерактивные впечатления в реальном времени и от того, и от другого.

Правительство использует AR с девяностых годов, но я думаю, что день, в котором мы все живём в «Особом мнении», пока не настал, — говорит Уайт, отмечая, что по-прежнему необходим прогресс во времени автономной работы, размерах и мощности вычислительной техники. — Это всё ещё неуклюжее решение, но здесь, конечно, есть и реальная бизнес-ценность. Что касается более широкого внедрения, важными факторами являются технологии и культура.

Основатель Meta смотрит на них, как на небольших лежачих полицейских.

«Вскоре эти очки станут сексуальными и маленькими — тем, что хотят носить все», — говорит Грайбец, чьи тёмные волосы, пронзительные глаза и мощная уверенность вызывает в памяти Джобса в его лучшие времена. Как и Джобс, он не вступил в соревнование фотографий, начатое только зарождающимися, но уже наделавшими много шума Glass от Google.

Я не занимаюсь моноклями, — говорит он. — Когда в последний раз люди их носили, в 1800-е?

К чести Грайбеца, такая наглость подкреплена достаточным количеством умственной мощи, чтобы привлечь трезво мыслящих учёных и видавших виды инвесторов.

«Те из нас, кто работает в данной области некоторое время, всё ещё задаются вопросом, почему это потребовало так много времени, — говорит профессор информатики Колумбийского университета Стивен Фейнер (Steven Feiner), который встретился с Грайбецом более года назад, когда тот посещал лекции Фейнера. Сегодня Фейнер, работающий над технологией интерактивных очков с 1990 года, является советником Meta наряду с гуру Университета Торонто Стивом Манном. — Но, кажется, Мирон создал сильную команду».

Группа, состоящая по большей части из израильтян и австралийцев, работает в этом доме, создавая собственный код, который важен для того, чтобы сделать Meta 1 привлекательными для масс. По словам Фейнера, задачи компании настолько же социологические, насколько технологические.

Лицо — это особое место, так что внешний вид продукта имеет решающее значение для его принятия, — говорит он. — Кто-нибудь хочет носить мигающую лампочку посреди лба? Посмотрите на Glass. Некоторые люди испытывают ужас, говоря, что никогда не будут их носить, другие говорят: «Google, пожалуйста, возьми мои $1500 за пару».

Он признаёт, что Glass и Meta — совершенно разные предложения, причём дисплей первого расположен в верхнем правом углу вне линии прямого взгляда, а вторые предлагают стереоскопический вид настоящей дополненной реальности.

Представьте себе ремонт автомобиля с просмотром того, как это делается, перед вами, — говорит Фейнер. — Исчезнут дни хождений взад-вперёд между учебным видео и тем, что вы делаете.

Некоторые соглашаются, что момент может быть ближе, чем мы думаем. «В связи с технологическими инновациями, сейчас может быть подходящее время для дополненной реальности, — говорит Гэрри Тэн (Garry Tan), партнёр в Y Combinator, которая помогла Meta скромными пятизначными инвестициями и, что более важно, дала доступ к основателям стартапов и групповым лекциям, расхваленным Марком Цукербергом из Facebook.

Раньше цена таких очков делала из бессмысленными, но с падением стоимости батарей, памяти и процессоров ситуация быстро меняется, — утверждает Тэн. — У Meta высокие цели: она стремится изменить то, как мы взаимодействуем с компьютерами большую часть времени. Это, пожалуй, самая амбициозная из компаний, работающих в этой области.

Путь Грайбеца к Meta не были ни линейным, ни предсказуемым. Сын эксперта по боевым искусствам, работавшего на израильское правительство, по отцовской линии и архитектора по материнской, Грайбец попадал впросак в течение всей срочной военной службы, однако его врождённый ум в конечном итоге позволил ему присоединиться к специальной разведывательной группе.

Я начал в качестве повара, и, в конце концов, это привело к удалённому дому, где я должен был по 16 часов проходить обучение в подвале, — вспоминает он, проводя рукой по небритому лицу. — Я думал, что мы строим космические корабли, и я буду на них летать. Этого не произошло. Но в той Meta, какой я её вижу, можно сказать, что я этого добился.

После работы на несколько израильских стартапов Грайбец сделал ошибку. «Я хотел быть Суперменом», — говорит он просто.

Его следующей остановкой была Колумбия, где он получил степени по неврологии и информатике, проистекающие отчасти из желания узнать больше о своём Синдроме дефицита внимания. Это привело к мысли о компьютере, помогающем зрению, которая в конечном итоге дала ему прозрение Meta.

Компьютеры на очках? Люди думали, что я сошёл с ума, — говорит он. — Но когда я познакомился со Стивом [Фейнером], понял, что другие вынашивали эту идею давно.

С этого момента всё ускорилось, поскольку они (устройства — прим. ред.) оказались привычным делом для изобретателей. Он собрал несколько студентов для помощи в развитии своего домашнего проекта, но в итоге большинство ушло, а Грайбец понял, что необходимо взять всё в свои руки и покинуть Нью-Йорк.

В этом городе слишком много стимулов, провоцирующих растекание творческой энергии, — говорит он, пока волны на кронах деревьев вторят. — Вот почему я люблю это место. Оно отражает то, как мы работаем.

Грайбец ловит охватывающую его хипповую атмосферу и без запинок цитирует тексты любимой группы Grateful Dead из Бухты Сан-Франциско. Генеральный директор Meta — доброжелательный автократ, чьи глаза никогда не пляшут при виде награды. Просто спросите «второго пилота» компании тридцатилетнего Бэна Сэнда (Ben Sand), с которым Грайбец познакомился на математических занятиях в Сиднее, когда взял перерыв в Колумбии.

Он невероятно харизматичный и энергичный и в здоровой атмосфере помогает нам сосредоточиться на деле, — говорит приветливый Сэнд. — Мирон просто говорит: «Это будущее. Вам нужно попасть на борт».

Грайбец не спорит. Он с радостью сообщает, что большая часть команды не спала всю ночь, создавая несколько цветовых комбинаций Meta 1 в качестве своевременного маркетингового выстрела для продвижения продукта в интернете. Он также с гордостью говорит о так называемой «Неделе невыполнимого задания», в течение которой он заставляет каждого сотрудника работать над решением практически неразрешимых проблем.

Вовлекаются практически все, но делают ли они это с тревогой или бравадой? Это то, что я хочу видеть, — заявляет он с горящими глазами. — Я ищу людей, которые не одержимы титулами или деньгами, тех, кто хочет присоединиться ко мне, чтобы делать магию.

По материалам USA Today

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Интервью

Другие статьи