Разработчики Project Glass: нательные компьютеры станут новой нормой

Хотя я смотрел конференцию Google I/O заочно, это мероприятие окончательно убедило меня в том, что ...

Хотя я смотрел конференцию Google I/O заочно, это мероприятие окончательно убедило меня в том, что Google из поисковой компании превратилась в универсальную фабрику разнообразной технологической продукции, аппаратной и программной. Сегодня конференция Google для разработчиков используется как площадка для самых разных презентаций, примерно как выставка CES выросла из конференции одной компании.

Однако наиболее интересный продукт Google из показанных, вероятно, не будет продаваться аж до 2014 года. Это «глазной компьютер» под названием Project Glass, детище экспериментального подразделения Google X Lab. Он был представлен в апреле, а на конференции был продемонстрирован самым экстравагантным способом: в презентации помимо ведущего (сооснователя компании Сергея Брина) участвовали парашютисты и экстремальные велосипедисты, прямо на сцене была организована видеовстреча в Google+. Project Glass быстро превратился в легенду отрасли.

От Glass у людей начали вылезать глаза из орбит ещё до того, как они смогли его потрогать.

В Google не называют ни даты выпуска, ни каких-либо конкретных характеристик как потребительского продукта. В компании дали понять, что потребительские характеристики будущего продукта по-прежнему не определены. Зато Google объявила, что посетители I/O могут заказать «исследовательскую версию» за $1500, и эта новость наделала немало шума. Получить очки можно будет примерно в следующем году. Голодные до потенциальной технической революции, разработчики послушно выстроились в очередь с кошельками.

А тем временем я рад возможности взять телефонное интервью у двух разработчиков Glass. Наш первый гость – руководитель проекта Бабак Парвиз (Babak Parviz) из Вашингтонского университета, где он занимал должность адъюнкт-профессора и специализировался на человеко-машинных интерфейсах (на фото справа). (Одна из его работ называлась «Дополненная реальность в контактных линзах»). Другой собеседник – давнишний менеджер по продукции в Google Стив Ли (Steve Lee). Он занимается геолокацией и картографией. Далее следует отредактированная стенограмма нашей беседы.

Wired: На какой стадии Glass сейчас находится по отношению к окончательному дебюту на рынке?

Парвиз: Мы со Стивом работаем над Project Glass вот уже больше двух лет. Проект прошёл через много прототипов, и теперь мы рады сообщить, что у нас есть нечто работающее. Это тоже прототип, но теперь мы можем с ним больше экспериментировать. И нам это очень нравится. Это может быть радикально новая технология, которая реально даст возможность делать такие вещи, которые иначе делать нельзя. Мы изучаем две широкие области применения. Первая — средства взаимодействия с изображениями новыми и улучшенными способами. Вторая — быстрый доступ к информации.

Wired: Давайте поговорим об азах. Например, я до сих пор не понял, как Glass работает: он взаимодействует с телефоном в кармане или полностью самостоятельно?

Парвиз: На данный момент у него нет радиомодуля, только Wi-Fi и Bluetooth. Если вы идёте по улице и хотите выйти в сеть, то вам понадобится телефон. Как минимум в ближайшее время будет так.

Ли: Но со временем это будет полноценный автономный продукт.

Wired: Что ещё интересного?

Парвиз: У нас достаточно мощный процессор и много памяти. Большой объём и встроенной памяти, так что прямо на устройстве можно держать фотографии и видео, чтобы, скажем, транслировать их наружу. Дисплей прозрачный, на нём можно показывать изображения и видео, а можно не показывать. Дисплей полностью независим. Есть камера, снимающая фото и видео. Есть сенсорный тачпад, с которого производится управление. Есть гироскоп, акселерометры и компасы, с помощью которых система ориентируется в пространстве и направлении. Микрофоны записывают звук, а небольшой динамик воспроизводит звук для пользователя. Есть модули Wi-Fi, Bluetooth и GPS.

Скорее всего, разработчики получат именно такую конфигурацию, но пока нет 100-процентной уверенности, что такую же конфигурацию мы будем поставлять на рынок.

Wired: Сколько очки весят?

Ли: Примерно как солнечные очки. Трое очков весят примерно как смартфон.

Прототип потребительской версии Glass

Wired: О чём вы думали, когда вас пригласили в этот проект? Как вы пришли к этим мыслям?

Парвиз: Вначале мы рассматривали громадное количество разных вариантов, в том числе AR-среды с очень глубоким уровнем погружения. Мы оценивали, что люди могут делать с такой системой, насколько глубоко она внедряется между вами и физическим миром, насколько отвлекает. Со временем мы поняли, что это было не очень интересно. Используя такое устройство сами, мы всё больше понимали, что это должен быть другой тип технологий — такой, который не отгораживает вас от физического мира. Вы делаете всё, что обычно, но когда вам нужен от устройства какой-то ответ, он сразу же актуален для вас. Устройство может выполнить какое-то действие, соединиться с другими людьми, посмотреть картинки или видео или получить короткую информацию — и очень быстро. И мы решили, что сейчас гораздо, гораздо важнее убрать технологию с пути. Это важнее полного погружения, по крайней мере на данный момент.

Wired: Другими словами, вы уходите от концепции «Особого мнения» в нечто, что более органично вписывается в повседневную жизнь.

Ли: Именно так. Это видно по видеоролику, который мы выпустили при презентации проекта в апреле. Нам кажется, что такая подача информации выглядит очень заманчиво. Она как раз в такой форме, как нужно, и обычно не мешает заниматься другими делами, не захламляет обзор.

Wired: Как отправлять системе команды — например, когда начать видеотрансляцию?

Парвиз: Сбоку устройства есть двумерный тачпад. Там же есть кнопка, которая обычно используется для съёмки фотографий. Есть микрофоны, так что можно добавить в систему звуковой вход. Мы экспериментировали с этими вещами, с гироскопами, акселерометрами, компасами и разными видами жестов. Пока сложно сказать, как будет сделано в потребительском продукте. Мы до сих пор экспериментируем, пока ещё работа не закончена.

Ли: Мы также экспериментируем с функцией замедленной съёмки, когда снимается одна фотография в десять секунд. Это прекрасный пример того, как технология убирается с пути. Мы считаем, что со временем будет проще начать видеовстречу в реальном времени, чем, как сегодня, делать звонок. Возможность показывать другим людям то, что ты видишь, просто невероятна. И не только в экстраординарных ситуациях типа прыжков с парашюта, а в повседневных ситуациях вроде общения с родственниками, или покупки в магазине, когда можно посоветоваться с супругом, партнёром или другом.

Сотрудник Google Рей Лю (Ray Liu) с прототипом Glass

Wired: Вы оба активно тестируете прототипы в повседневной жизни. К каким выводам вы пришли?

Парвиз: На самом деле это две вещи. Первая — способ общения с близкими людьми посредством изображений. Можно делать такие снимки, которые ни в каком другом случае сделать не получится. Сейчас я гораздо больше общаюсь с людьми с помощью таких изображений — они получают вид от первого лица. Второй момент — поиск. В одном нашем прототипе (не знаю, будет ли это в потребительском варианте) поиск работал с аудиовхода. Нужно было просто потрогать устройство и что-то сказать — сразу был ответ. То есть, я могу буквально потрогать устройство и спросить: «Какая столица Китая?» — и ответ появляется сразу перед глазами. Это просто волшебный момент. Сразу же чувствуешь, что гораздо лучше информирован.

Сейчас я ношу его весь день, но должен сказать, что устройство пока на очень экспериментальной стадии. Оно часто сбоит, многие функции просто не работают. Нам предстоит ещё много работы, чтобы всё работало гладко и приятно для обычных людей. Но как разработчик я вполне доволен.

Ли: Я заядлый велосипедист, и несколько недель назад у меня был шестичасовой заезд вокруг Сан-Франциско. Мы уже долгое время пытаемся сделать Glass максимально лёгким и удобным, но я всё равно удивился, насколько он удобный и ненавязчивый, насколько не мешает заниматься делами. Он совершенно не создаёт проблем и не раздражает.

Что я получил, взяв Glass в поездку? Я мог получать удовольствие, общаться с друзьями, встречать новых людей и совершенно не думал о технологиях всю поездку. Однако в конце (с помощью той самой функции замедленной съёмки) я получил свыше 1000 снимков, включая некоторые очень зрелищные, очень удачные кадры. В итоге я смог создать короткий видеоклип. Никто не будет смотреть шестичасовой фильм, но мои друзья и родственники с удовольствием посмотрели ролик в 20–30 секунд с коротким отчётом о поездке.

Wired: Сколько времени у вас занял просмотр этих снимков? Довольно грустно, если половину жизни нужно тратить на сбор информации и вторую половину — на её отсмотр.

Ли: Вы поднимаете очень хороший вопрос. Если устройства вроде Glass получат успех, будет генерироваться гораздо больше контента, поэтому крайне важны инструменты для его управления.

Wired: Может быть, здесь как раз пригодится самообучающаяся нейронная сеть, которую на этой неделе представила Google? Может быть, попросить Google Brain посмотреть все шесть часов и выбрать только самое интересное?

Ли: Ага, согласен. Но будут очень полезны и простые подходы, например автоматическое удаление размытых фотографий и определение фотографий с людьми или пейзажами. Только за счёт таких простых методов можно быстро сократить число с 1000 до 20–30.

Wired: В вашей поездке вы получали какую-нибудь информацию в пути? Скажем, навигация, оповещения, в таком роде?

Ли: Я вам приведу другой пример. Я часто звоню из Google в Маунтин-Вью в свой дом в Сан-Франциско, и по прибытию я договорился о встрече с другом. Когда я ехал на велосипеде, он прислал мне SMS о том, что опоздает. Я прочитал это на дисплее. Если бы у меня не было Glass, я бы почувствовал виброзвонок в кармане куртки, но доставать телефон при езде неудобно и небезопасно. Это действительно большая разница.

Сергей Брин с Glass

Wired: Некоторые люди, которые общались с испытателями Glass, говорили, что иногда они на какое-то время выключаются из разговора, чтобы посмотреть на дисплей. Как планируется избегать ситуаций, чтобы Glass отключал нас от физического мира?

Парвиз: Конечно, мы хорошо об этом знаем. Одна из наших важных задач — создать нечто такое, что не будет постоянно отвлекать людей, когда каждые три секунды приходит электронное письмо и нужно отвлекаться и никогда не получается нормально пообщаться. Мы будем очень серьёзно подходить к вопросу о неожиданных уведомлениях.

Ли: Мы рассматриваем это сквозь призму того, как это может улучшить жизнь людей в обществе, а не как можно ходить и козырять самой крутой технологией. Хотя верно, что нечто подобное может происходить. Например, плохой дизайн может и отвлекать, и изолировать человека как личность. Хороший дизайн, наоборот, вовлекает человека в его повседневные дела, будь то обед с друзьями, езда на велосипеде или любая другая деятельность.

Парвиз: Мы как раз и хотим, чтобы люди были вовлечены в физический мир. Мы хотим отвязать их от компьютеров и ноутбуков. Вы получаете нечто такое, что вы не воспринимаете как объект технологии. Ваши глаза раскрыты для окружающей среды, уши раскрыты, руки свободны — но при необходимости вы можете и поработать с технологией.

Wired: Мне также кажется, что в какой-то момент вы поняли качественную разницу съемки фотографий без рук.

Ли: Именно. Мы всегда считали, что камера — это важно, но когда мы начали тестировать на публике, с нашими семьями, в реальных ситуациях, а не только в лаборатории Google, тогда мы действительно увидели всю мощь свободных рук. Это позволило серьёзно упростить обмен информацией. У нашей команды есть круг в Google+, куда члены команды выкладывают фотографии, снятые в реальной жизни — с семьёй, с друзьями, в разных ситуациях. Это даже сблизило нашу команду, потому что мы больше узнали о личной жизни друг друга. На этих фотографиях мы увидели много трогательных моментов. Мы выложили фотографию Себастьяна (Трана — руководитель подразделения X Lab), где он играет с сыном. Эта фотография как раз символизирует то, что можно сделать и сфотографировать с помощью Glass.

Wired: Давайте поговорим о процессе выхода на рынок. Почему в две стадии?

Парвиз: Мы надеемся создать сообщество разработчиков, которые будут помогать нам развивать эту технологию вместе. В 2013 году мы начнём поставки версии для разработчиков, для этого сообщества, и хочется верить, что ещё через год после этого будет и версия для потребителей. Пока это наша надежда. Мы очень стараемся уложиться в этот график.

Wired: Чем обусловлена цена в $1500 для разработчиков?

Парвиз: Мы хотим иметь разумную цену, которая будет приемлема для разработчиков, однако потребительская версия должна быть гораздо дешевле.

Ли: Однако в то же время мы рассматриваем это как премиум-продукт.

Wired: Потребители не будут платить $1500, но с другой стороны, это и не какие-нибудь солнечные очки.

Ли: Они не будут стоить $49,99. Мы постараемся предоставить качество премиум-продукта и донести это до людей.

Wired: Поскольку это устройство находится близко к мозгу, нет опасений насчёт излучения?

Парвиз: Мы досконально изучали этот вопрос, и на данный момент излучение существенно ниже, чем у телефона. При использовании телефона происходит обмен данными с антенной, которая довольно далеко, но в этой системе происходит передача только на коротких дистанциях. Мы измеряли излучение этого устройства, и она гораздо ниже любых порогов, прописанных в нормативах.

Wired: Как вам кажется, станут ли подобные технологии такими же привычными, как сейчас смартфоны?

Ли: Да. По моим оценкам, через 3–5 лет нам будет необычно видеть человека, который держит что-то в руке и смотрит на это сверху вниз. Новой нормой станут нательные компьютеры.

Wired

Раздел
Интервью

Другие статьи