Перемены в реальности: интервью с PlayDisplay

Внимательные читатели ARNext уже знают московскую компанию PlayDisplay, познакомившись с ней в наших новостях и ...

Внимательные читатели ARNext уже знают московскую компанию PlayDisplay, познакомившись с ней в наших новостях и статьях. Однако, несмотря на это, важно дать ей характеристику. PlayDisplay — это один из лидирующих поставщиков дополненной реальности на рынке СНГ, многократно обращавший на себя внимание интересными проектами. Небольшая команда специалистов не ограничивается одной рекламой и классическими устройствами отображения — она экспериментирует, развивая свой бизнес. Поэтому лейтмотивом нашего интервью стало именно будущее, а помогли его разглядеть менеджер по продукту Дарья Супрунова и управляющий партнёр компании Андрей Судариков. 

Suprunova 2

В последний раз мы беседовали с вами более полугода назад. Тогда мы обсуждали ландшафт рынка дополненной реальности. Что за это время успело измениться? 

Андрей: Больше проектов, большая готовность со стороны клиента к применению интерактивных технологий. Появились проекты из других стран СНГ. Все больше комплексных заказов, клиенту сейчас нужен не просто программный продукт и даже не программа с аппаратным оснащением, а целая инсталляция. В рамках проектов мы также проектируем архитектурные решения, эргономические модели, логику обслуживания оборудования, системную администрацию и многое другое.

Примером может служить интерактивное оснащение холла большой проходимости: перед нами стоит задача проектирования новой логики поведения посетителя с выводом актуальной информации приближающемуся человеку при распознавании его лица.

playdisplay_putin_seliger2013

Андрей Судариков демонстрирует работы PlayDisplay Владимиру Путину

В СНГ такие проекты выполняют местные компании или резиденты из других стран, из России? 

Дарья: За всё СНГ не скажем. Один проект из страны СНГ с участием PlayDisplay, компании из России, yже есть, но пока мы не можем о нём рассказать подробнее. Не хотим расплескать. Рынок местных компаний, создающих AR-решения, мы пока не изучали.

Вы говорите, что заказчики проявляют больший интерес к дополненной реальности. Это означает, что люди постепенно привыкают к такой технологической возможности? 

Дарья: Я, работая с людьми в рамках PlayDisplay, чувствую очень большой интерес. Люди устали от большого потока приевшейся информации, данных, которые перестают быть информативными. Это как потреблять в пищу один и тот же продукт и постепенно переставать ощущать его вкус: нужен ассортимент, нужно пускать в организм другие витамины. То же самое в сфере коммуникации, восприятия информации нашими органами чувств. Визуальные эффекты, 3D, дополненная реальность как особый способ визуализации — они интересны. Люди замечают их в роликах, бросают взгляды в соцсетях, начинают думать, что это и как это работает, как применять их для решения своих задач.

То есть дополненная реальность – это своего рода рецепт от усталости от классических инфопотоков? 

Дарья: Да. И способ упаковать большой поток информации, который в динамике, быстро и интересно покажет тебе то, что ты обычно видишь на нескольких десятках листов отчётов, описаний. Также есть тенденция ощущать дополненную реальность как терапию — правда, я лично с этим столкнулась. Когда просматривала план Селигера (наш недавний проект), смотрела на воду — невозможно было оторвать взгляд, неожиданный эффект созерцания и отвлечения от бешеной динамики рабочего дня.

AR уходит от исключительно маркетинга? 

Дарья: AR-технологии по природе своей никогда и не были маркетинговыми. На мой взгляд, у них познавательный и образовательный исток. У нас есть разработки, которые могут и должны быть применимы в образовании, культуре в целом, а также в строительстве, архитектуре, в медицине. Дальше можно этот список расширять.

Андрей: Нам очень близка образовательная тема. Самыми первыми нашими проектами были именно научно-развлекательные инсталляции. Мы выпускали наборы карточек дополненной реальности на темы космоса, Московского Кремля, Древнего Египта. Каждый набор состоял из 12-18 открыток, диска и яркой упаковки с инструкцией по эксплуатации. Пользователю предлагалось установить программу себе на компьютер, после чего, поднося карточки к экрану, в руках можно было увидеть трехмерную модель планет Солнечной системы, башни Кремля, устройство пирамиды Хеопса и многое другое. Программа была интерактивной и позволяла не только рассматривать объекты, но и сравнивать их в масштабе, разбирать на части и так далее.

Годом позже мы сделали новый шаг в направлении образования, создали мобильное приложение, включающее в себя всё тот же графический контент. На сей раз для просмотра был нужен iPad или iPhone, а наводить их следовало на уже выпущенные стандартные школьные учебники. После изучения материала школьник мог «вживую» рассмотреть расположение пирамид на плане Гизы, увидеть, в какую сторону вращаются планеты вокруг Солнца и многое другое. Мы разработали систему контроля знаний и поощрений ученика, которые не просто показывают ему объекты, но и задают вопросы по изученному материалу, а в зависимости от правильности ответов предоставляют доступ к контенту через игровую механику.

Медицины мы пока не касались. Тема однозначно востребованная, ёмкая и с широкими возможностями для творчества и служения человечеству. В перспективе PlayDisplay обязательно этим займется.

Как вы относитесь к использованию Google Glass? 

Андрей: Мы ведем разработки для очков дополненной реальности, в том числе и Google Glass. Очки расширяют наши возможности. Взаимодействие с интегрированными объектами станет естественным и лёгким. Жесты рук будут выхватываться сенсором, и для управления контентом уже не потребуются ни джойстики, ни кнопки, ни touch-интерфейсы.

Дарья: В Америке была проведена хирургическая операция с Glass. Если врачи доверяют этому устройству человеческое здоровье, то у него есть будущее.

Происходит ли при этом уход от классических платформ — смартфонов и планшетов? 

Дарья: Интерактив уходит на глобальный уровень. Речь идёт об обустройстве парков, вокзалов, музеев. Это места со сложными маршрутами, требующие быстрой ориентации посетителя. Когда у человека есть планшет, смартфон, он может запустить приложение, и его поведут по стрелочкам, покажут ему ключевую информацию. Есть потребность в таких проектах — мы чувствуем эту тенденцию. Можно «классику» заменить на Google Glass, не надо будет ничего держать в руках. Но встаёт вопрос привычки потребителей. Предложи сейчас людям крутую навигацию — только попроси пересесть со смартфона на очки — не захотят. Нужен период привыкания. Мы действуем от потребителя. Массовым остаётся планшет, и пока он будет массовым, мы будем работать на нём и для него.

Актуальности стандартные платформы не теряют? 

Дарья: Не теряют, и думаю, в ближайшее время ситуация не изменится. Хотя не стоит зарекаться — посмотрим в ближайший год.

Андрей: Очки, конечно, начнут постепенно выжимать планшеты. Эстафета популярности передаётся по цепочке: стационарные компьютеры размером со спортзалы, настольные компьютеры, ноутбуки, планшеты, смарточки, нейроинтерфейсы.

Дарья: В теме смарточков меня интересует вопрос гигиены. Особенно когда он касается целевой аудитории из детей и подростков. Не каждый человек будет готов надевать на себя  вещь общего доступа, не каждый родитель готов к этому для своего ребенка. Известны случаи судебных разбирательств из-за получения зрителями заболеваний — например, конъюнктивита — после просмотра 3D-фильмов в кинотеатре. Есть предмет для обсуждения.

Что при общих равных условиях удобнее — планшеты/смартфоны или очки? 

Дарья: Раздражает держать планшет в руках: он скользкий, иногда рукой закрывается камера, теряется маркер. iPad (не mini) тяжеловат, часто хочется дать руке отдых. С точки зрения практичности планшет не очень удобен. Кроме того он ограничивает пользователя размерами экрана. С очками таких проблем нет. Лучше то, что ближе к естественности.

Должны быть ограничения в доступе к информации для детей?

Дарья: Дети всё впитывают, как губка. Глаза большие, ушки-локаторы, жить интересно. Если они видят крутой виртуальный проект с образовательным уклоном, например музей, и на два-три часа полностью погружаются в мир виртуальных объектов, которыми можно управлять, детская психика не всегда оказывается способна справиться с потоком информации. Ребёнок может прийти в «разболтанное» состояние. Поэтому здесь надо быть аккуратным в применении виртуальности и отдельно исследовать вопрос.

Например, ребёнок со склонностью к аутизму может воспринять летающего вместе с ним по музею виртуального гида в виде джина как своего друга на всю жизнь, замкнувшись, будет общаться с ним в будущем, что очень затруднит социализацию.

Сейчас работы по выделению специальных стандартов ведутся? 

Дарья: Такой информации у нас нет. Скорее всего стандарты появятся, как в киноиндустрии. Деление будет по типу контента, по нагрузке, задействованию рецепторов.

На рынке присутствует ещё одно устройство, применяемое для дополненной реальности, причём как во «взрослых» проектах, так и в проектах для детей, причём с ним не возникает вопрос гигиены. Microsoft Kinect нового поколения показывает значительно улучшенные возможности по распознаванию объектов, в том числе в темноте, задействуя инфракрасные камеры и так далее. Какие ожидания с ним связывают в PlayDisplay? 

Андрей: Kinect 2 мы ждём с нетерпением. У нас всё больше комплексных проектов с детальным Kinect-сканированием. Если первый Kinect давал нам размытый силуэт с потерей деталей, таких как пальцы человека, то от второго мы ждём повышенной детализации вплоть до трёхмерных пуговиц.

Дарья: Касаемо Kinect, мы неожиданно ощутили интерес к виртуальным примерочным со стороны ритейла и столкнулись с тем, что не можем создавать качественные проекты такого плана. Клиенты показывали нам ролики с YouTube о виртуальном зеркале Disney, но если вы присмотритесь, вряд ли вам понравится увиденное, потому что первый Kinect не позволяет отслеживать такой важный параметр, как фигуру, подстраивая под него одежду, отрисовка притормаживает, и смысл примерочной теряется. Мы не хотим делать виртуальное зеркало, посмотрев в которое человек ужаснётся.

Сейчас идёт битва инструментариев — тот, кто захватит этот рынок, выиграет очень многое. Qualcomm Vuforia теперь позволяет отслеживать текст и цилиндрические метки. Казалось бы, это небольшие изменения, однако они за собой могут повести чрезвычайно интересные проекты, вроде проекта Daqri с кубиками дополненной реальности. Как обновление отразилось на вас? 

Андрей: В больше мере нас коснулись изменения в связи с более качественным распознаванием маркеров, на выставках наши инсталляции стали более эффективными. Цилиндрическое распознавание мы планируем внедрить для маркеров, размещаемых в рамках розничного проекта Overplay. Overplay – это специальный принт, который размещается на футболке чуть ниже грудной клетки, при наведении на который на планшетах и смартфонах возникают разные объекты. Его развитие связано с развлечением молодёжи на Селигере, и сейчас история получает продолжение в интернет-ритейле. Технологии распознавания текста мы внедряем в наши образовательные проекты, о которых расскажем позже при запуске.

red_apple31

Каков запас прочности у дополненной реальности? Сколько технология сможет удерживаться на рынке, который постепенно отторгает устаревающие решения? 

Андрей: Я бы заметил, что интерес не уходит никуда. Он переключается на новые решения для общения, развлечений и так далее. Технологии развиваются не с пустого места, а дополняют существующие наработки. Вещи совмещают несколько функций, уменьшаются в размерах.

Дополненная реальность появилась не просто так — её основу составили военные разработки. Вместе с тем она сама собой и не исчезнет. По нашим прогнозам, ещё лет 10 AR будет развиваться на привычных нам устройствах с дисплеями — планшетах, телефонах и очках. После этого она перекинется на доступные обывателю линзы, перекочует в голограммы, которые станут интерактивными. А дальше можно только фантазировать.

Дарья: Я бы дала дополненной реальности на «экранных» устройствах максимум 5 лет. Сейчас сложно прогнозировать, в какой момент тот или иной тренд превратится в гиперактивный виток. Есть вещи, которые меняются за несколько месяцев – люди ловят эффект, происходит цепная реакция среди потребителей.

Вместе с тем PlayDisplay активно говорит о технологиях, рассказывает, как это полезно, уводя потребителей от «фана» — привычный термин в нашей сфере. Но потенциал AR безграничен, и есть лишь вопросы применения и потребностей рынка.

Наши размышления ведут нас в сторону некой социализации дополненной реальности. И её переход к социальным институтам – например, образованию, медицине — происходит очень быстро.

Когда AR станет полезной людям в обычной жизни? Если говорить о навигации, то здесь всё понятно, это удобно, но есть ли более приближенные к обыденности сценарии? 

Дарья: Виртуальный гид по квартирам. У людей есть боязнь покупать квартиры на начальных этапах строительства, когда на месте дома есть только котлован. Покупателей, в ответ на просьбу показать, за что они платят, сажают за компьютерный монитор и показывают проект, вид из окна, в лучшем случае 3D-модель. У людей возникает недоумение. С виртуальным гидом риэлтор может провести клиента по всей квартире, открыть двери, точно показать планировку. В очках это будет выглядеть прекрасно.

Здесь же можно упомянуть технологии умного дома: управление датчиками слежения, датчиками дыма, системы распознавания теплоактивности и так далее.

Каким образом дополненную реальность можно сюда внедрить? 

Дарья: Можно сделать интерактивную карту помещения с выделенными на ней датчиками и показывать, как они работают. Пользователь видит на стене датчик, мимо которого идёт виртуальный человек, устройства распознают его присутствие и обмениваются сигналами, после чего система оповещает пост охраны. Это наглядный гид в технологии умного дома.

Но ведь для этого AR не обязательна, ведь всё можно визуализировать и без неё.

Дарья: Конечно можно всё сделать в 3D на компьютере. Когда-то для письма использовали скалы и камни, и это считалось само собой разумеющимся. Речь идёт о новом витке самой визуализации и возможности встраивания маркеров в любую поверхность. Человек подойдёт к маркеру на стене в месте, где находится один из датчиков, и с помощью смартфона проведёт, например, настройку системы.

Маркером может выступить и целый дом. Просканировав его, риэлтор на 3D-скелете строения покажет клиентам расположение систем, запуская анимацию.

Когда мне говорят, что проще и дешевле сделать 3D-модель я соглашаюсь, но вопрос в том, что людям хочется увидеть. А им хочется новенького.

Андрей: Полезность определяется качественным и количественным результатом, получаемым во время использования. вау-фактор является полезным инструментом для презентации и рекламы. Дефицита продукции больше нет, дефицита брендов тоже нет, а вот дефицит эмоций присутствует. Именно яркие зрелищные презентации позволяют вовлекать адресат в качественную коммуникацию. 3D-модель на компьютере уже не производит вау-эффекта.

Какие проекты есть у PlayDisplay в сферах образования и медицины? 

Дарья: Их несколько, особенно в образовании. Но пока вынашиваем идею, предпочитаем быть немногословными. Новости будут позднее.

О медицине. Мне пришла в голову идея сделать интерактивные маркеры, встроенные в стены рядом с аптечками первой помощи на вокзалах, в парках — во всех местах скопления людей. Наводишь устройство на маркер, и тебе за три минуты рассказывают, как оказать первую помощь в самых распространённых случаях. Человек, как правило, боится прикоснуться к другому человеку, не зная, что делать — преодоление этого барьера за счёт воспроизведения случая очень важно. Ко всему прочему в наших соотечественниках имеется элемент медицинской необразованности. Люди не хотят узнавать, не знают, что делать даже в чрезвычайных ситуациях с их близкими.

Человек просто из любопытства пойдёт к маркеру, чтобы посмотреть, зачем он висит. Мы фиксируем внимание пользователя, а дальше дело техники: он получает инструкции, помнит закрепляющий вау-эффект, хвалит за такое решение правительство и так далее. Вот, ищу инвестора под такой проект.

Что ожидает дополненную реальность в будущем — близком или, возможно, очень далёком? 

Дарья: Я не буду делать прогнозы о далёком будущем, потому что не уверена в будущем этой планеты.

ОК, а какие планы непосредственно у PlayDisplay? 

Андрей: В наших планах продолжать заказную разработку интерактивных проектов, особенно на базе дополненной реальности. Среди наших клиентов коммерческие организации, организации из сферы культуры и просвещения, в том числе музеи. Благодаря таким проектам нам удаётся быть востребованными и, держа руку на пульсе, понимать потребности нашей аудитории, генерировать новые идеи, нарабатывать собственную технологическую базу.

Параллельно с заказными проектами мы всегда ведём собственные разработки, рассчитанные на конечного потребителя — в основном это приложения с дополненной реальностью для конкретных задач. Большую ставку мы делаем на наши разработки для очков дополненной реальности. В данный момент мы готовим проект в Сколково, базирующийся на собственном НИОКРе. Эта технология будет позволять быстро и максимально просто разворачивать интерактивные инсталляции в любых аудиториях.

Дарья: У меня в рамкахPlayDisplay планы углубляться в проекты образовательной среды, в демонстрации сложных технологических процессов, которые надо показывать наглядно, быстро, интересно. Хочу изучать потребности и задачи бизнес-среды и предлагать AR как инструмент высшей пробы, решающий такие задачи, а не просто как вау-абстракцию. Хочу улучшать экспозиционную эффективность и информативность выставок, давая посетителям наиболее простой доступ к нужной и полной информации. Хочу, чтобы узнавая новое люди не уставали от этого.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Интервью
  • Kazbek Shormanov

    Был у этих ребят в компании, производят впечатление профессионалов, знающих свое дело. Желаю им удачи и покорения новых вершин в новом четвертом измерении!

    • Алексей Лисовицкий

      Присоединяюсь

Другие статьи