Как дополненная реальность строит собственное будущее: четыре компании, четыре мнения

Британский редактор The Next Web Бен Вудс (Ben Woods) задался целью узнать у представителей самых ...

Британский редактор The Next Web Бен Вудс (Ben Woods) задался целью узнать у представителей самых успешных компаний, занимающихся дополненной реальностью, о настоящем и будущем технологии, вариантах её применения и общей необходимости для людей. Переведённая ARNext статья Вудса демонстрирует срез мнений топ-менеджмента о том, что готовится в недрах их бизнеса, уже вышедшего на мировой уровень.

Люди говорят о дополненной реальности долгие годы. Фактически, с тех пор, как в 1901 году был опубликован роман «Ключ Ко Всем Замкам» Лаймена Фрэнка Баума. В нём Баум описал, как некто, надевший очки, может видеть, хороший или плохой его собеседник, мудр он или глуп, добр или жесток.

«Я дам тебе Показатель Нрава — вот эти очки. Пока ты их носишь, у всех, кто тебе встречается, на лбах будут пометки в виде букв, показывающих их характер. Хороший будет отмечен буквой «Х», плохой — буквой «П». Мудрый получит пометку «М», а глупый — «Г», на лбах добрых проявится «Д», у злых — буква «З». Так ты сможешь с первого взгляда узнать истинную природу тех, с кем встретишься». — отрывок романа, собственный перевод ARNext.

Перемотайте сто лет вперёд, плюс-минус пару лет, до 2000 года, и получите ARQuake — версию игры Quake в дополненной реальности, созданной в Лаборатории нательных компьютеров, части Кафедры информатики и компьютерных наук Университета Южной Австралии.

ARQuake-730x547

Мы до сих пор не достигли возможности с помощью дополненной реальности определять, является ли кто-то в действительности хорошим или плохим, или играть в Quake на улицах, но мысль о возможности смотреть на кого-то или что-то через смартфон или планшет и находить дополнительную информацию становится всё более распространённой.

Тем не менее, при всех разговорах об AR, я обнаружил, что реальность разочаровывает. С компаниями, такими как blippAR, она чаще используется для маркетинга и рекламы, и при том, что я мог бы оценить шанс увидеть ваше последнее объявление, оживающее на страницах своего журнала, в конечном счёте я надеюсь на нечто более захватывающее родом из будущего.

По моему мнению часть проблемы в такой ширине границ и разнообразии возможностей, что это не создаёт зоны фокусировки и чёткого понимания со стороны пользователй и предприятий.

В погоне за восстановлением своей веры я привлёк заметных представителей бизнеса, таких как Layar, Taggar, metaio и Infinity AR, чтобы увидеть будущее их глазами. Вот лишь некоторые из текущих краткосрочных возможностей для дополненной реальности.

Проблема клейкости

«Клейкость» — термин, используемый для определения того, насколько успешно компания или услуга заставляет пользователя вернуться в будущем. В печати «клейкий контент» подразумевает возвращающихся читателей. В контексте приложений и дополненной реальности это означает необходимость убедить пользователя открыть программу больше одного или двух раз. Хотя дополненная реальность и могла долго обсуждаться, её главная проблема сегоня осталось такой же, что и при запуске Wikitude для Android в 2008 году — в основном это всё-таки рекламные уловки.

Одной из компаний, которые хотят обойти эту проблему, является Taggar, чьё приложение для iOS было опубликовано в декабре. Её специалисты считают, что ответ на проблему клейкости лежит в социальной интеграции и облачном хранении контента. Первое должно обеспечить распространение слухов о сервисе, а облачное размещение устраняет необходимость в вычислениях на клиентском устройстве, потенциально обеспечивая возможность доступа практически с любого гаджета.

Для пользователей приложения Taggar это значит, что они могут закреплять за любым объектом реального мира изображения или видео. Затем другие люди могут прийти и оставить комментарий или нанести свой тег поверх оригинального.

До сих пор Taggar работала с брендами над кампаниями, вроде обложки альбома Jason Durulo, которая позволяет фанатам оставлять метки, автоматически сортируемые по «лайкам». По истечении, скажем, двух месяцев (сейчас срок не установлен) фанат с получившим наибольшее количество «лайков» тегом выиграет приз, вроде билета на концерт. Это безусловно шаг вперёд по сравнению со стандартным использованием дополненной реальности прошлого «навёл-и-смотри-трэйлер-фильма», и идея иметь несколько тегов на одном и том же контенте на самом деле нечасто показывалась на глаза до этого.

Однако Шарлотта Голански (Charlotte Golunski), руководитель отдела маркетинга Taggar, сказала, ему есть множество других применений:

Секретные сообщения были действительно популярны среди участвовавших до сих пор в тестировании школьников, которые оставляли скрытые теги [на фотографиях учителей в холлах].

Другие люди по большей части хотели бы использовать его как сервис обзоров. Так, на чём-то вроде Foursquare, где кто-то хочет быть специалистом по чему-то, мы видели людей, делавших это с различными объектами или произведениями искусства и становящихся экспертами. Потому, как только вы сканируете вещи, вы о них узнаёте, да и сами они хотят быть на вершине рейтинга.

Хотя вы можете посчитать, что сценарий обзоров заперт в пространстве от искусства до ресторанов, он также используется более творчески, добавила Голански.

Один блоггер сделал фотографию и использовал её, чтобы показать все остальные фотографии того же места с различных углов и для создания видео по мотивам работы, демонстрируя, что понадобилось для съёмки. Затем пришли другие блогеры и оставили на изображении фотографии того же места, но в другое время и в другую погоду, говорит Голански:

В этом есть часть от обучения и часть — от взаимодействия с поклонниками. Это прилаживание к контенту более глубокого уровня без загрузки новых видео или изображений. При сканировании одной вещи вы можете получить все виды контента, видео, стикеры, картины, рисунки без загрузки их на ваш Instagram или куда-либо ещё.

Очевидно, «секретные» теги также могут быть использованы, к примеру, для создания скрытых экскурсий по городу или импровизированного поиска сокровищ, может даже для творческого подхода к предложению руки и сердца. Голански рассказывает, что люди двадцати-тридцати лет использовали Taggar и, так сказать, для просмотра контента для взрослых.

«Откровенный» контент особенно популярен… Вы посылаете секретное сообщение только одному человеку, так что, вероятно, это ваш друг или подруга, и вы должны бы иметь изображение, о котором знаете, что оно предназначается только ему или ей. А партнёр сканирует и видит, какое обновление вы для него оставили.

Этот контент может быть обновлён или удалён по желанию, добавляет она. Тем не менее лучше убедиться, что картинка оказалась только у вас — несмотря на именование тегов «секретными», на самом деле они все публичны. В следующем месяце Taggar выпустит обновление, которое введёт возможность иметь личные тайные метки.

В то время как Taggar, кажется, предлагает более веские причины для своего использования, чем многие другие, в нём появляется намного больше смысла, когда вы думаете об удалении из уравнения смартфонов. Я не могу представить себя постоянно достающим смартфон из кармана лишь для того, чтобы проверить, есть ли вокруг какие-нибудь секретные теги, но стоит перенести всё на что-то типа Google Glass, с которыми вы не должны прикладывать усилия для открытия тегов и взаимодействия с содержимым, и использование, взаимодействие с этим для меня гораздо более вероятно.

Сегодня приложение существует только под iOS, но команда уже работает над версиями для Android и Glass (тоже на Android, но адатированная под очки — прим. ред.), хотя для последней пока рановато. В демонстрационной версии я видел информацию о питательной ценности, выскакивающую из пакета поп-корна, просто посмотрев на него — если совместить это с чем-то вроде Fitbit, у вас будет мгновенный советник по питанию, говорящий вам, достаточно ли хорошо вы себя чувствуете, чтобы пойти и побаловать себя сегодня, или на самом деле залечились в последнее время, и пора отложить гаджет на полку.

Развитие технологии

Layar является одним из самых известных и скачиваемых (36 миллионов загрузок, и это число растёт) браузеров дополненной реальности для смартфонов. С его помощью вы можете наложить на видимую вами картину реального мира достопримечательности, фотографии в Instagram и различные другие «слои» информации и контента. Также компания работает с издателями над созданием интерактивного контента для журналов, сайтов, рекламных акций и всего в этом духе. В то время как это довольно явно применимо для издателей с целью получения дополнительной прибыли — и в этом компания самая успешная, — Layar также работает с автомобильной промышленностью, недвижимостью и образовательным сектором.

Термин «дополненная реальность» сейчас довольно неудобен, не все его понимают, и ожидания тех, кто возлагает на неё большие надежды, не всегда оправдываются, потому что он силно раздут, — объяснил сооснователь Layar Маартен Ленц-Фитцжеральд (Maarten Lens-FitzGerald).

В качестве одного из наиболее устоявшихся предприятий Layar наблюдала массу изменений с момента открытия в 2009 году. И, попавшие под разочаровывающий ранний пользовательский опыт, 36 миллионов загрузок показывают определённый аппетит к технологии со стороны потребителей в дополнение к 70 тысячам B2B-пользователей компании. Но какое будущее видит Ленц-Фитцжеральд?

В самом начале наши прогнозы были грандиозными, потому что только они у нас и были. Мы начали называть дополненную реальность новым масс-медиа и до сих пор видим в ней новую Сеть и очень мощное медийное средство. Ей всего лишь нужен контент и правильные форматы… Это всё ещё среда с очень молодыми форматами, в которых мы видим первые успеха с кампаниями, такими как создание полностью интерактивных полос с одной ссылкой на страницу в американских журналах.

С Layar мы всегда совершенствуемся и смотрим в будущее, и все остальные шли по этому пути и любили мечтать с нами… и теперь мы научились оглядываться, быть приземлёнными и видеть, что нужно людям прямо сейчас. Будущее — это то, что нужно людям прямо сейчас, и то, над чем мы работаем.

Я просто делал видео с Layar на Glass, в котором читал журнал и видел, как это будет работать, и видеть его оживление не прикладывая рук так логично… Я думаю, что достигнута точка, в которой, с iBeacon, с Glass, со всеми подключёнными устройствами и грядущей новой Сетью, дополненная реальность — очень логичный интерфейс для прокладывания маячков и Wi-Fi-маркеров или чего-нибудь ещё для подключения.

В конечно счёте речь идёт о балансировании технологий между тем, что возможно, и тем, что по-настоящему полезно, для создания бесшовного взаимодействия.

Имеется в виду контекст, в котором находится пользователь, и это то самое, к чему мы, воспитанные на телевизионном масс-медиа, не привыкли. Мы привыкли к автоматическому поглощению всего контента, а теперь вдруг контент будет доступен, только если я нахожусь в правильном контексте, — добавил Ленц-Фитцжеральд.

Контекст превыше всего

Layar может быть продуктивно сосредоточенной на предоставлении интерактивного, контекстуального публикуемого контента, но израильский стартап Infinity AR работает над реализацией идеи объединения контекста с дополненной реальностью для создания, по сути, жизненной шпаргалки.

Суть предложения Infinity AR в программной платформе, созданной для подключения к Сети всевозможных устройств. Однако вместо того, чтобы просто объединить всё самым элементарным способом, она включает такие вещи, как распознавание лиц, речи и настроения; последние две основываются на интеграции с движком распознавания эмоций Moodies от Beyond Verbal. Объединив данные из нескольких источников, она может предоставить вам своевременную, релевантную к контексту информацию — например, о том, должны ли вы наполнить бензобак, ещё до выхода из дома. Энон Лэнденберг (Enon Landenberg), CEO Infinity AR, объяснил:

Некоторые из них [собираются] из GPS, некоторые — благодаря машинному зрению, другие — из контактных данных, однако дополненная реальность по большей части касается того, как мы всё это представляем.

Если вы хотите уйти от дурацкого направления своего смартфона на газету и просмотра материала на видео, вы должны сделать что-то лёгкое, повседневное, дающее вам ещё один слой, который ни к чему не обязывает. Поэтому мы отступили и ещё раз взглянули на то, каким образом могли бы дать вам этот слой. Первое, что мы сделали, это посмотрели, какую информацию можем собрать вокруг вас, чтобы понять ваши потребности и желания, прежде чем вы сами спросите.

Достижение этого — подвиг, но даже нанесение на карту всех различных типов информации, которая могла быть собрана, это лишь половина истории — ключевую роль играют устройства. Лэнденберг пояснил, что с некоторых пор компания делит устройства на «вводные» и «выводные», так что ваш смартфон будет и устройством ввода (микрофон, GPS и так далее), и устройством вывода (экран, динамик), так же, как Smart TV или даже автомобиль. С другой стороны ваш Nike FuelBand может быть только устройством ввода, поскольку не имеет дисплея (на самом деле, в отличие от многих фитнес-браслетов, FuleBand оснащён светодиодами, способными выводить визуальную информацию в сверхнизком разрешении — прим. ред.).

Мы распределили все цифровые устройства, включая, разумеется, Google Glass — «вводные» и «выводные», а также Meta, которые являются более сложным input- и output-устройством, поскольку кроме прочего распознают жесты.

Затем мы поняли, что как только получили input- и output-устройства, появилась необходимость понимать информацию. Примером послужит фотография: вы делаете снимок устройством ввода, и он — просто набор пикселей, пустота, если вы — не человек. Если для его понимания мы хотим применить компьютер, нам нужно фотографировать, вводить и перемещать снимок с помощью различных технологий, вроде технологии распознавания изображений. Если это не просто объект, а человек, мы хотим знать, кто он, и так далее.

Как только мы интерпретируем данные, получаемые с вашего устройства, мы можем приступить к работе и делать нашу магию, и колдовство в том, чтобы объединить все эти устройства в один большой мозг. Паралельно с получением всех потоков со всех датчиков мы в полной мере используем общедоступную информацию, социальные подписки, Facebook, Twitter, Foursquare — что угодно. Мы используем всё больше и больше уровней информации о вас и изучаем вас; со своей стороны у нас есть платформа искусственного интеллекта, которая очень тщательно изучает ваши желания и потребности. Так что я знаю, что шесть из десяти последних ресторанов, в которых вы ели — итальянские, поэтому, к примеру, осведомлён о вашей приверженности итальянской пище. Потом мы, с использованием наиболее удобного в данный момент экрана, снабжаем вас необходимой актуальной информацией. Так, если вы уезжаете на встречу, я могу рассказать вам о лучшем итальянском ресторане на ваших Glass или на смартфоне.

В другом сценарии Лэнденберг нарисовал картину, согласно которой можно сидеть у себя дома перед телевизором и быть информированным через смартфон о том, что в первой половине дня у вас встреча, а горючего недостаточно, чтобы добраться до места назначения, поэтому будильник был переведён на четверть часа и даст вам достаточно времени для поездки к ближайшей заправке.

Взгляните, чего Inifinity AR пытается достичь для вас, посмотрев концептуальное видео ниже. В этот момент я не могу не задуматься вновь о Показателе Нрава Лаймена Фрэнка Баума. Это очень впечатляющий и, возможно, соотносящийся материал.

База фотоданных на вас, имеющаяся у Facebook, в пятьсот раз лучше той, что есть у правительства, но самое смешное, что все фотографии были загружены вами или вашими друзьями, это не официальные снимки. Вы обновляете их при посещении ресторана или конференции, вы делитесь там этой информацией, и сейчас главное для вас — лучше понять, чем вы делитесь, и к каким результатам это может привести.

Препятствует оборудование, а не люди

Сдерживает реализацию самых захватывающих AR-сценариев не потенциальная уязвимость с точки зрения конфиденциальности, а, частично, оборудование, утверждает Лэнденберг:

Чтобы получить лучшее из дополненной реальности, вам нужно аппаратное обеспечение, которое позволяет должным образом её представить. И хотя я большой поклонник Google Glass, они не являются устройством дополненной реальности, поскольку не имеют занимающего значительную часть поля зрения экрана. Чтобы увидеть экран, вы должны косить глаза на лоб. Это дополнительный слой или визуализация не для вашей повседневной жизни.

Тем не менее сейчас Лэнденберг об этом не беспокоится, потому что считает, что быстрый темп технологической эволюции компенсирует любой потенциальный дефицит. Кроме того Google — не единственная компания, работающая над смарточками; он также поёт дифирамбы очкам Meta, созданным для полноценного взаимодействия с дополненной реальностью.

25 лет назад вы начали наблюдать, как люди ходят и говорят в большие пластмассовые приборы с антеннами, и это выглядело очень странно… но однажды, пять лет назад, люди начали трогать экраны своих гаджетов, что тоже выглядело странно. Изменения так скоры, что мы привыкаем к понравившейся технологии быстро, очень быстро, так что аппаратная сторона дела меня действительно не беспокоит. Есть много форм-факторов — некоторые из них — часы, некоторые — очки, некоторые — браслеты — масса форматов нательных компьютеров. Каждый найдёт для себя наиболее подходящее устройство.

Есть компания, упорно работающая над реализацией потенциала AR посредством развития и аппаратного, и программного обеспечения, — Vuzix. Остальные, такие как metaio, работали рука об руку в попытке решить стоящие перед дополненной реальностью аппаратные проблемы без создания собственных устройств. Пояснения дал ответственный за маркетинг и медиарешения metaio Трэк Лорд:

В основном барьеры стоят на аппаратном уровне, на уровне логики. В этом нет ничего плохого, но устройства, которые мы используем, несмотря на все чудеса и мощь многих и многих процессоров, не были оптимизированы под дополненную реальность. Она — стороннее программное обеспечение, работающее с поверхностными мощностями центрального процессора, и то, что оно делает — это нагрев процессора, то есть телефон становится горячее, а заряд расходуется быстрее.

В какой-то мере именно мы должны работать, чтобы оптимизировать этот вид технологии на уровне кремния. На самом деле metaio занимается этим: у нас есть небольшая внутренняя группа, которая работает с OEM-производителями и поставщиками чипсетов, агитируя на совместные исследования и проводя их, чтобы понять направление действия по оптимизации дополненной реальности для чипов.

На основе этого исследования компания разработала ускоритель, названный «AREngine», который в идеале мог бы войти в состав какого-нибуд SoC (например, Apple A7 в iPhone 5s), чтобы ускорить инициализацию (время загрузки) и уменьшить энергопотребление. Лорд утверждает, что, основываясь на первых испытаниях на обычной мобильной платформе, этот тип ускорителя может снизить потребление энергии более чем на 60% и ускорить инициализацию «примерно на 6000%».

Большая часть работы metaio заключается в партнёрстве с компаниями и брендами. Во второй половине прошлого года компания перешла к созданию AR-руководства по сервису и диагностике концепт-кара Volkswagen XL1. Лорд объяснил, что идея, стоящая за такими вещами, должна быть вроде такой: как национальный дилер, Volkswagen нуждается в возможности чинить эти весьма особенные машины через любого из своих партнёров, но обучение всех техников при вероятности того, что они никогда не увидят автомобиль, было бы несколько опрометчиво.

Таким образом дополненная реальность имеет потенциал во многих отраслях промышленности и уже введена в прототипирование, продуктовый дизайн и измерения точности и эффективности — по сути, везде, где вы можете взять виртуальные вещи, которые было бы невозможно или непрактично рисовать в воображении или перевозить в реальной жизни, вроде крупных промышленных компонентов.

С возможностью доставлять информацию и инструкции по hands-free есть ли у дополненной реальности потенциал в хирургии? Только не для metaio, по крайней мере не сейчас, говорит Лорд:

Кое-какие вторжения в здравоохранение и хирургию с гарнитурами были, но в metaio мы не считаем операционный стол отличным местом для экспериментов с технологиями, находящимися на технологическом острие, без каламбуров. Мы бы лучше ремонтировали двигатели, упражнялись с ними, чем экспериментировали с человеческими органами, потому что, когда на счету жизнь, нам не по себе. [Однако] технология идёт этим путём…

Как уже говорилось, я считаю, что для этого открыта масса возможностей в медицинском образовании.

Именно через предприятия, институции и компании, охватывающие AR в таких вещах, как тренировки, образование и техническое обслуживание, по словам Лорда, AR постепенно сможет одолеть путь в мейнстрим, в не имеющую отношения к технологиям аудиторию. Однако он считает, что пока мы не в той точке, где потребители готовы носить AR-очки каждый день.

Диковинно или действительно полезно?

Мы видели возможности секретных сообщений, скрытых виртуальных экскурсий по городу, а также возможное будущее, в котором любое ваше устройство сможет предоставить контекстно-релевантную, своевременную информацию может быть даже раньше, чем вы узнаете о её необходимости.

Нельзя отрицать, что множество применений из увиденных нами в дополненной реальности до сих пор эксплуатировали её новизну, но вокруг неё чувствуется созревание других технологий (батареи, точность GPS, вычислительная мощность в ряде устройств и так далее), и мы достигли момента, в котором начинаем видеть некоторое из настоящего стартового потенциала.

Может быть это не вполне та дополненная реальность, которая охватывает описанные здесь цели, но система компании Orcam для людей с различными офтальмологическими проблемами, похоже, способна менять их жизни. Использование очков с маленькой камерой, снабжённых технологией распознавания объектов и жестов, целым набором вычислительных возможностей и динамиком костной проводимости, может позволить людям со слабым зрением ориентироваться в мире с относительной лёгкостью. Возможно, это не совсем соответствует значению термина «дополненная реальность», к которому мы привыкли, но это безусловно дополнение реальности пользователей — просто вывод в этом кейсе осуществляется с помощью звука, а не визуально.

Потенциал дополненной реальности представляется разным для разных пользователей. Для потребителя в один прекрасный день это может быть максимальное удобство — предоставление информации обо всём, что те когда-либо хотели знать — о людях, местах, предметах, политике (RedEdge уже работает над своим приложением Augmented Advocacy для Glass) и всём остальном прямо их вашими глазами, на запястье или через устройство любого другого назначения. Для производства или тяжёлой промышленности это финальный пробный прогон. Для издателей и маркетологов это возможность взаимодействовать с их целевой аудитории за пределами страниц. И для людей, которые едва могут видеть, это — шанс узнавать мир так, как было невозможно раньше.

С применениями технологии, теперь развивающейся во множестве различных направлений, ясно, что дополненная реальность как индустрия не колеблется в дополнении собственного будущего.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Интервью

Другие статьи