Оживление искусства с дополненной реальностью

На втором этаже Мемориальной художественной галереи в городе Грис в США висит почти двухметровая картина, на которой изображена женщина ...

На втором этаже Мемориальной художественной галереи в городе Грис в США висит почти двухметровая картина, на которой изображена женщина в развевающихся розовых одеждах с золотыми украшениями и длинными каштановыми волосами. Она принадлежит кисти французского художника Вильяма-Адольфа Будро — это «Молодая жрица», созданная в 1902 году. Благодаря сотрудничеству галереи и Рорчестерского технологического института в ней есть больше, чем можно увидеть невооружённым глазом.

Когда на неё смотрят через объектив камеры смартфона, женщина оживает. Шторы позади неё раскрываются, чтобы показать вращающиеся звёзды и галактики в картинной раме. Женщина кладёт руку на бедро и бьёт посохом о пол, ломая его мозаику. Потом растворяется в вихре частичек света, становясь звездой перед тем, как полотно окрашивается в чёрный.

Эффект а-ля Гарри Поттер достигается не с помощью магии, а с применением технологии дополненной реальности. Группа, изучающая фотографию, и группа, занимающаяся изучением цифровой трёхмерной графики из института в течение января и февраля работали в галерее бок о бок над расширением десяти картин с использованием AR, а результаты этой работы также включают полёт через Гавань импрессионистов и знакомство с тремя друзьями, отдыхающими на пляже кисти Моне.

Это стимулирует, это провокационно, это заставляет вас думать, и, самое главное, если это возвращает вас в произведение искусства, чтобы показать вам его с новой стороны, то работа продолжает играть значимую роль в нашей культуре, — говорит главный куратор Мемориальной художественной галереи и резидент Мемориальной библиотеки Брайтона Мэрджори Сэрл (Marjorie Searl). — Технология открывает нам дивный новый мир.

Memorial Art Gallery

Проект стартовал, когда помощница профессора Сьюзан Лэйкин (Susan Lakin) и доцент Давид Хальбштейн (David Halbstein), работающие в Колледже изобразительных искусств и наук при Рорчестерском технологическом институте объединили классы фотографии и 3D-графики в одном курсе Композитного изображения.

Одной из наших целей в группе было разоблачить каждую дисциплину для другой, — говорит Лэйкин. — Студенты, специализирующиеся на цифровой трёхмерной графике, не всегда понимают, что происходит в производстве фотоснимка, а студенты, изучающие фотографию, не всегда понимают, на что тратится время при разработке и создании 3D-моделей в специальных программах.

Объединённый курс, по словам Лэйкин, будет симулировать то, что сегодня происходит в индустрии, и поможет студентам выработать техническое взаимопонимание.

Лэйкин и Хальбштейн планировали курс как раз тогда, когда вышел сентябрьский номер GQ. Каждое рекламное объявление в журнале получило AR-компоненты, а в одном была показана оживающая картина.

Я была очень взволнована этим, — говорит Лэйкин. — В первый день занятий я бегала и показывала его всем вокруг.

Мы просто подумали: если есть способ, которым мы можем это осуществить, давайте посмотрим, сможем ли мы сделать нечто подобное с группой«, — добавил Хальбштейн.

Живые картины на страницах журнала вдохновили Лэйкин и Хальбштейна договориться с галереей о финальном проекте курса, и Сэрл откликнулась.

Это звучало как интересная попытка, — говорит Сэрл. — Мы — учреждение с очень низким технологическим уровнем, поэтому когда у кого-то появляются идеи, которые, по нашему мнению, могут обрести хорошую форму, мы заинтересованы в этих знаниях и опыте.

Memorial Art Gallery

Первым шагом для студентов стало объединение в пары по принципу «один фотограф — один график». Они отправились на экскурсию по галерее, чтобы выбрать какие картины будут дополнять, а затем сделали необходимые для студенческой работы полноцветные цифровые снимки полотен.

Затем студенты получили один месяц на совместную работу с использованием мобильного приложения Aurasma для создания эффектов дополненной реальности, чтобы представить окончательный вариант на суд галереи в конце прошлого месяца.

Если бы мы посмотрели на аудиторию в начале курса, это было бы похоже на свадьбу со стороной невесты и стороной жениха — студентами-фотографами и студентами, работающими с компьютерной графикой, — говорит Хальбштейн. — Пока продолжалось обучение, происходила всё большая диффузия, и когда мы видели, что они учат друг друга в лабораториях, это было действительно освежающе. Студентам в первое время было непросто работать вместе.

Это очень разные рабочие потоки, так что в первое время было трудно к этому приспособиться, — отметил главный специалист по цифровой трёхмерной графике Брайан Жиллотт (Bryan Gillotte), взявший курс. — Также это был весьма положительный опыт, поскольку это то, что они будут иметь в своих портфолио«.

Студенты были не единственными, у кого занятия проходили в атмосфере сотрудничества.

Я знаю, что мы со Сьюзан научились сотрудничать как преподаватели, — говорит Хальбштейн. — Я не хочу сказать, что студенты превзошли мои ожидания, поскольку у меня не было никаких ожиданий, но они взяли планку, которая нами не оговаривалась.

Проект Жиллотта сосредоточился вокруг картины Рашель Рюйш 1686 года «Цветочный натюрморт». Когда посетитель музея смотрит на картину через Aurasma, на переднем плане появляется женщина, а бабочки слетают с полотна и увиваются вокруг её головы, когда она уходит.

Окончательная оценка работы галереей выпала на семейный день, и дети, наблюдавшие эффект, оглядываясь со своими телефонами или iPad, думали, что женщина, спугнувшая бабочек, была реальной.

Было забавно видеть, — говорит Жиллотт, — как люди очарованы и взволнованы. Было много «Как это делается?» Это то, что мы хотим слышать.

Сегодня AR-аспект искусства в Мемориальной художественной галерее является чем-то вроде внутренней тайны. Приложение Collaborative Composite Image доступно в магазине Play для устройств на Android и в магазине iTunes для iOS-гаджетов. При этом никаких упоминаний дополненной реальности рядом ни с одной из десяти картин в галерее нет, и посетители не информируются о возможностях своих смартфонов расширения взаимодействия с коллекцией.

Я пока не знаю точно, как мы будем работать, — говорит Сэрл. — Для нас это очень здорово и весело. Что касается применения, я не считаю, что мы даже просто приблизились к исследованию возможностей.

Лэйкин утверждает, что дополненная реальность действительно дополняет искусство:

Она даёт людям разные точки зрения. Я думаю, и особенно это касается детей, что она стала такой частью их жизни, которая помогает привлекать их новыми технологиями, позволяющими расширять работы ещё больше.

Сейчас дети растут с iPhone в руках, — соглашается Жиллотт. — Это добавляет новое измерение, которое способно помочь привлечь молодых людей и сделать искусство более интерактивным.

Сэрл сказала, что надеется на поиск новых способов поделиться технологией с посетителями в будущем.

Иметь возможность представить это нашим посетителям как захватывающее переживание — здорово, — говорит Сэрл. — Я думаю, что мы лишь начинаем выяснять, как ещё она может быть использована.

А как насчёт курса «Объединённое композитное изображение»?

Это в графике на следующий год, — заметил Хальбштейн.

Перевод статьи Henrietta Post

Раздел
Статьи

Другие статьи