Как встретились Зак и Oculus: история о ставке Facebook на виртуальную реальность

Марк Цукерберг делает покупки по интересной формуле: они никогда не утекают в прессу, потому что ...

Марк Цукерберг делает покупки по интересной формуле: они никогда не утекают в прессу, потому что делаются очень быстро. Например, когда Facebook купил WhatsApp за $19 млрд, сделку обсуждали с клубникой под шоколадом на День святого Валентина, а уже спустя четыре дня о ней было объявлено официально. Спустя месяц покупку виртуального шлема Oculus за $2 млрд обсудили дома у Цукерберга за ужином, и через неделю она была закрыта.

Facebook начал обхаживать Oculus в феврале, когда Марк Цукерберг позвонил гендиректору Брендану Айрайбу (Brandan Iribe) и пообщался с ним 10 минут. Цукерберг спросил, что может стать «убойным приложением» для Oculus, на что Айрайб ответил, что это игры, но при этом намекнул, что шлем можно использовать и для коммуникации. Он предложил Цукербергу посмотреть его в деле — слетал в штаб-квартиру Цукерберга, где показал прототип Crystal Cove Цукербергу, вице-президенту по продукции Крису Коксу (Chris Cox) и техническому директору Майку Шрёпферу (Mike Shroepfer).

Месяцем позже Айрайб пригласил Цукерберга в офис Oculus в Ирвайне (Калифорния) и показал самый последний прототип для потребительского рынка. В Oculus особенно гордятся этим прототипом, потому что в нём почти никто не испытывает дезориентацию (что было проблемой предыдущих версий).

Продукт «очень близок к тому, как все представляют себе VR», — сказал Айрайб на конференции F.ounders в Нью-Йорке на прошлой неделе. «Увидев его, сразу понимаешь, насколько это серьёзно». Как любит говорить Джон Кармак (John Carmack), технический директор Oculus и легенда игровой индустрии: «Контакт с религией».

Именно это определённо и произошло с Цукербергом. Как рассказывает Айрайб, когда Цукерберг попробовал шлем в деле, он сказал: «Возможно, это одна из самых крутых вещей, что я видел в своей жизни и даже увижу впредь». После этого заявления он спросил: «Чем я могу помочь?»

В ответ Айрайб сказал, что не уверен, что плавающее окошко приложения Facebook пользовалось бы большой популярностью в виртуальной реальности.

«Я говорю не об этом, — сказал Цукерберг. — Мы хотим вам помочь. Какие ещё большие проблемы у вас есть?»

Айрайб объяснил, что Oculus нужно создать экосистему и поддержать её инфраструктурой. Цукерберг ответил, что Facebook кое-что понимает в платформах и пользователях.

Айрайб также объяснил, что Oculus нужно гораздо больше денег, чтобы решить все аппаратные проблемы. Первоначально Oculus привлекла внимание тем, что всё устройство планировалось создать из частей сотовых телефонов. Однако со временем стало ясно, что продукт может быть гораздо лучше, если сделать экраны, оптику и датчики специально под него. Для этого нужны гигантские инвестиции. Нужно было привлечь от полумиллиарда до миллиарда долларов, о чём Айрайб пошутил: «Это побольше моей зарплаты». Цукерберг сказал, что Facebook может помочь и с этим, поскольку «имеет тенденцию зарабатывать много денег».

Затем, по словам Айрайба, два гендиректора нашли общий язык и по многим другим вопросам, но «о цифре договориться не удавалось» (в смысле о цене), поэтому в Oculus решили сохранить независимость. «Они никогда не делали официальное предложение, но у нас в голове была довольно большая цифра для 20-месячной компании», — говорит он.

Брендан Айрайб

Брендан Айрайб

Когда Facebook купил WhatsApp за $19 млрд, команда Oculus «начала чуть больше верить в нашу цифру», рассказывает Айрайб. Он тут же оговаривается, что сделка предполагалась скорее как партнёрство, а не просто деньги. Oculus не устраивала аукционы и не пыталась привлечь потенциальных покупателей.

Цукерберг смог завоевать Oculus своей верой в виртуальную реальность как новую большую платформу. У Facebook нет ни собственной платформы, ни собственной версии гугловской ОС Android, ни эппловского App Store. У него только сайт и набор приложений. Но Oculus может стать для Facebook именно такой платформой.

Поэтому когда Цукерберг в ту мартовскую субботу позвонил Айрайбу и пригласил его на ужин, уже на следующее утро они вдвоём летели в Сан-Франциско. Кармак впечатлил Цукерберга рассказами о том, как виртуальная реальность может заменить двумерные мониторы. Цукерберг же объяснил, как с помощью Facebook Oculus сможет выпустить виртуальные шлемы быстрее, дешевле и масштабнее.

Две группы достигли соглашения, и в ту же среду четыре основателя Oculus ужинали дома у Цукерберга. Также присутствовали Кокс, руководитель корпоративного развития Амин Зофонун (Amin Zoufonoun) и вице-президент Facebook по инженерии Кори Ондрежка (Cory Ondrejka), который также был сооснователем виртуального мира Second Life.

В конце ужина Цукерберг сказал: «Мы должны это сделать».

«Не знаю, подложил ли он что-то в ужин, но мы все улыбались и пребывали в хорошем настроении, — пошутил Айрайб. — Нам казалось, что мы поступаем правильно».

Цукерберг сказал, что можно закрыть 2-миллиардную сделку за три с половиной дня.

Юридические группы обеих компаний собрались в штаб-квартире Facebook и проработали все выходные без сна, обсуждая детали сделки. «Когда говорят, что Facebook работает быстро (это их слоган), это правда, он работает быстро», — говорит Айрайб. В то воскресенье в 5:30 утра он вышел из офиса Facebook и направился прямиком в аэропорт, а затем — в кровать. «У меня были небольшие галлюцинации и помрачение ума, потому что мы не спали», — вспоминает он. Даже проснувшись, он ощущал дезориентацию. Было это на самом деле или только приснилось?

Но ко вторнику всё стало предельно реально: Facebook объявил о сделке после закрытия рынка, шокировав мир игр, мир техники, инвесторов Oculus на Kickstarter и Уолл-стрит (акции Facebook после закрытия биржи немного упали). Даже правление Oculus было не в восторге. Оно хотело бы, чтобы компания осталась независимой, говорит Айрайб.

Сегодня он стремится донести до всех версию Oculus этой истории. Он и другие основатели опубликовали уже три статьи об этой сделке. Айрайб подчёркивает, что вся команда Oculus отнеслась к сделке с Facebook позитивно. Он отмечает, что выбор не был очевидным и даже он поначалу испытывал скепсис.

Но сейчас он убеждён в правильности принятого решения:

Если через десять лет оглянуться и посмотреть на то, что принесло успех Oculus и виртуальной реальности в целом, я совершенно убеждён, что поддержка Facebook сыграет очень важную роль в этом.

Erin Griffith, CNN

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Статьи

Другие статьи