Google Х: репортаж из секретной лаборатории

В минувшем декабре директор секретной лаборатории Google X Астро Теллер (Astro Teller) спросил разрешение у ...

В минувшем декабре директор секретной лаборатории Google X Астро Теллер (Astro Teller) спросил разрешение у гендиректора Ларри Пейджа о покупке, которая казалось неосуществимой. Теллер предлагал купить Makani Power — стартап, разрабатывающий воздушные турбины на беспилотных летательных устройствах, привязанных к земле подобно воздушному змею. Как Теллер сказал Пейджу, это очень многообещающий стартап, добавив не без гордости, что на последних испытаниях не был разбит ни один прототип.

Пейдж одобрил покупку Makani, что и было произведено по неразглашённой цене. Но у него было одно требование. «Он сказал, что у нас будет бюджет и люди будут этим заниматься, но мы должны сделать так, чтобы в ближайшем будущем разбить как минимум пять аппаратов», — рассказывает Теллер.

Как любят говорить эрудиты и инженеры из Google X, это фабрика научных чудес — рискованных ставок с соотношением миллион к одному, для которых нужны огромные деньги, огромная вера и желание разрушать старое. Именно в Google X (официально пишется Google [x]) зародились инициативы беспилотных автомобилей, интернет-очков Google Glass и других на первый взгляд сомнительных проектов.

Но, пожалуй, самым большим прорывом является сам этот изолированный проект. В лице X компания создала лабораторию, призванную предлагать технологии, больше похожие на диковинные поделки из фильма «Звёздный путь», чем продукты, удовлетворяющие краткосрочным требованиям акционеров Google. «Google X специально рассматривает такие вещи, которые Google не стала бы делать, будь она в здравом уме, — говорит Ричард Деволь (Richard DeVaul), «быстрый оценщик» лаборатории. — Она создала ракетную площадку на большом удалении от фабрики гаджетов, так что если ракета взорвётся, можно надеяться, что это не повредит корневой бизнес».

С самого своего основания в 2010 году лаборатория X держится подальше от любопытных взглядов. В течение мая Bloomberg Businessweek пообщался со многими менеджерами и проектными руководителями в X. Они обладают немалыми ресурсами и во многом лишены тех проблем, об которые разбивались аналогичные корпоративные проекты в прошлом. «Мы подпишемся на всё, что представляет собой огромную проблему для человечества, если сможем найти способ её решить», — говорит Теллер.

«Мы подпишемся на всё, что представляет собой огромную проблему для человечества»

«Мы подпишемся на всё, что представляет собой огромную проблему для человечества»

Google X хочет быть наследником классической исследовательской лаборатории, такой как проект «Манхэттен», создавший первую атомную бомбу, или Bletchley Park, где хакеры взломали немецкие шифры и положили начало современной криптографии. После войны дух таких проектов был перенесён на пажити больших корпораций. Такие названия, как AT&T, Bell Labs и Xerox PARC стали синонимами научного прорыва (вспомним транзистор и персональный компьютер), но также и неспособности упомянутых компаний заработать на них деньги.

Но это прошлый век. С 1990 года бюджет NASA был урезан на 11%. Компании тоже сворачивают базовые исследования, предпочитая покупать подрывные инновации в виде сторонних стартапов. Джон Сили Браун (John Seely Brown), бывший директор PARC, говорит:

Я пессимист. Меня просто шокирует, насколько у нас свёрнуты исследования. Мы не можем даже представить, как быстро нас догоняет Китай. Я думаю, как народ мы стали очень самоуспокоенными.

Google X расположена в двух довольно обычных по виду двухэтажных зданиях примерно в полумили от главного офиса Google. Перед зданием — фонтан и ряды принадлежащих компании велосипедов, на которых сотрудники ездят в главный офис. В одном из зданий за окнами с матовыми стёклами расположены конференц-залы. В вестибюле стоит гоночный автомобиль с беспилотной технологией. Правда, он не работает — его поставили сюда 1 апреля в качестве шутки. На некоторых досках в коридоре нарисованы схемы космических лифтов — классическая идея не одного поколения научных умов. В прессе ходили слухи о том, что в Google X работают над такими лифтами с гигантскими кабелями, соединяющими землю с космическими платформами на орбитах. На самом деле таких разработок в Google X нет, просто сотрудникам нравится сама идея. И все теряются в догадках.

Сесть на пассажирское место в беспилотном автомобиле Google — это испытание веры. Такая машина — Lexus RX450h с лазерным дальномером за $65 тыс. на крыше — курсирует по запруженному 101-му шоссе в Кремниевой долине со скоростью 88 км/ч. Мимо проезжает гигантский автобус — как выясняется, двухэтажный автобус Google, везущий сотрудников домой. Машина разъезжается с автобусом, и Крис Ормсон (Chris Urmson), возглавляющий проект беспилотных авто, не моргает и глазом. Он говорит: «В Google верят в вещи, которые были бы невозможны в академиях, и делают такие вещи». Раньше он был помощником профессора в университете Карнеги-Меллон. Его руки спокойно лежат на коленях. Сооснователи Google Пейдж и Сергей Брин «считают, что поступательных улучшений недостаточно. Стандарт успеха — наша способность принести что-то в мир и сделать громкие вещи».

«Поступательных улучшений недостаточно»

«Поступательных улучшений недостаточно»

В прошлом году Брин, директор Google по специальным проектам, предсказал, что беспилотные автомобили поступят на рынок в течение пяти лет. Армсон нервозно называет этот срок «восхитительным», но добавляет собственную оценку: «У меня 9-летний сын получит права через 7 лет. Поэтому мне нужно работать ещё лучше».

Если бы не робоавтомобили, то вообще могло бы не быть таких вещей, как Google X. Лаборатория была основана в 2005 году, когда Пейдж впервые встретился с компьютерным учёным из Стэнфорда Себастьяном Траном (Sebastian Thrun) на соревнованиях Darpa Grand Challenge. Там его студенты-выпускники решали задачу: сделать так, чтобы беспилотный автомобиль проехал 11 км с препятствиями по пустыне Мохаве. У Пейджа и Трана были одинаковые взгляды на искусственный разум и роботов, и они подружились. Спустя два года Пейдж пригласил Трана и нескольких его студентов помочь с картографическим проектом Street View.

Тран разочаровался в научных учреждениях, где профессоров мотивируют публиковать статьи, а не создавать продукты. В начале 2009 года он начал проект беспилотных автомобилей в составе Google. Пейдж и Брин поставили ему цель: создать такую машину, которая сможет без ошибок проехать 1000 миль по открытым калифорнийским шоссе и городским улицам-серпантинам. Тран с группой из 12 инженеров выполнили эту задачу за 15 месяцев. Их машина успешно проехала по запруженным улицам Лос-Анджелеса и Кремниевой долины, включая даже нижний пролёт висячего моста из Сан-Франциско в Окленд, где машины не ловят сигнал GPS.

Себастьян Тран

Себастьян Тран

Проект превзошёл ожидания, и тогда Тран, Брин и Пейдж начали обсуждать его расширение и превращение в полноценную исследовательскую лабораторию. Для Пейджа и Брина это был способ реализовать свой давнишний интерес к технологиям как таковым, помимо поиска — который, кстати, в прошлом году дал $44 млрд выручки, — и одновременно сохранить в команде вечно неспокойного Трана. Астро Теллер, который работал в Карнеги-Меллоне вместе с Траном, а затем пришёл в Google X из хедж-фонда Cerebellum Capital, рассказывает:

Основатели Google были глубоко впечатлены тем, что Тран не только отличный учёный, но также умеет решать задачи. Google X в некотором отношении был создан как дом для беспилотных машин, но это также в буквальном смысле приманка для Трана, чтобы он остался.

Тран всегда воспринимал корпоративные лаборатории как игровые площадки для пожизненных сотрудников, которые полностью поглощены абстракциями чистых исследований. Он же хотел сосредоточиться на таких исследованиях, которые имеют хотя бы потенциальную коммерческую применимость, и привлекать и увольнять людей по мере развития проектов. Тран говорит, что серьёзно хотел назвать новую группу научно-исследовательским институтом Google, но в таком названии были те же сонные подтексты, которых он хотел избежать. Google X, по его словам, лишь заготовка для названия, которое можно придумать позже.

Бабак Парвиз, создатель Google Glass

Бабак Парвиз, создатель Google Glass

Сначала Брин решил, что новая лаборатория должна сосредоточиться на создании аппаратных решений. В январе 2010 года совет директоров выделил Google X финансирование. (Google не раскрывает бюджет лаборатории, но в 2012 году общие расходы на НИОКР составили $6,8 млрд, что на 79% выше, чем в 2010.) Вторым проектом X стал Google Glass. Внимание Брина и Пейджа привлекла статья Бабака Парвиза (Babak Parviz), профессора электроники из Вашингтонского университета, который работал над нательными компьютерами. Статья была о принципиальной возможности контактных линз со встроенной электроникой, которые будут проецировать изображения на сетчатку глаза. Было решено, что можно совместить автомобили и нательные компьютеры в многообещающей лаборатории Трана. Первый прототип Google Glass весил 4,5 кг и был соединён несколькими проводами с коробкой, крепившейся к поясу.

Последнее воплощение Glass весит примерно столько же, сколько обычные очки, и куда лучше выглядит. Данное устройство пока могут купить только разработчики за $1500. Оно показывает эквивалент HD-дисплея над правым глазом, умеет снимать фото и видео, показывать электронную почту и подвергать своего владельца насмешкам. Критики указывают на диковатый вид Google Glass, его даже прозвали Segway для лица. Более серьёзные возражения вызывает потенциал устройства для скрытной видеосъёмки. Парвиз хочет, чтобы мир воспринимал Glass в контексте Google X: настолько быстрый и гладкий доступ к знаниям, что это «фундаментально меняет значение понятия „знать что-либо“».

Теллер сравнивает Glass с первым персональным компьютером Apple:

Мы предполагаем, что есть ценность в полностью новой категории продукции и полностью новом наборе вопросов. Apple II задал вопрос: «Хотели бы вы компьютер у себя дома, если вы не бухгалтер и не специалист?» Точно такой же вопрос задаёт и Glass, и я надеюсь, что в конечном итоге его будут оценивать именно так.

При всей молодости Google X в ней уже есть свои традиции. Если какой-то проект выходит за пределы лаборатории или, наоборот, упраздняется, исследователи собираются на официальную церемонию выпуска с дипломами и шапками с квадратным верхом и буквой X, чтобы попрощаться со своими коллегами по проекту. В прошлом году состоялся такой выпуск проекта нейронной сети, работающей на тысячах компьютерах и самообучающейся путём веб-сёрфинга.

Астро Теллер

Астро Теллер, «капитан
лунных ракет» Google X

Сам Тран покинул Google X в 2012 году. Он создал стартап Udacity по дистанционному образованию в онлайне. По словам Трана, Udacity решает «скорее человеческие, чем технологические проблемы, и потому не вписывается в Google X». Он по-прежнему числится консультантом лаборатории, но её главой был назначен Астро Теллер с подчинением напрямую Брину.

В ранние годы повестку дня определяла интуиция Трана и интересы Пейджа и Брина, но Теллер был первым, кто сформулировал миссию X. Это произошло в ходе разговора с Пейджем. Теллер хотел как-то сформулировать смысл лаборатории и спросил Пейджа:

— Мы исследовательский центр?
— Нет, это звучит скучно, – ответил Пейдж.
– Инкубатор новых компаний?
— Нет.
— Мы запускаем ракеты на луну?
– Да, именно!

Теллер говорит: «Мы предельно серьёзны в нашем намерении сделать мир лучшим местом для жизни». Он сравнивает Google X с шоколадной фабрикой Вилли Вонки — волшебной мастерской, которую нужно оградить от любопытных. Недавно он даже распечатал жёлтые и зелёные стикеры с надписью «Спасите Умпа Лумпа», теперь они популярны в лаборатории.

Теллер получил прозвище «Астро» (настоящее имя — Эрик) в старших классах школы, когда его партнёры по школьной футбольной команде заметили, что его остроконечная причёска напоминает АстроТурфа. Сегодня в свои 42 года он носит хвост до плеч и бородку с проседью и является выходцем из семейства видных интеллектуалов. Его дед по матери Жерар Дебрё (Gerard Debreu) был обладателем Нобелевской премии по экономике. Его дед по отцу, знаменитый и противоречивый физик Эдвард Теллер (Edward Teller), работал в проекте «Манхэттен» и считается отцом водородной бомбы (а также прототипом доктора Стрейнджлава). Астро много общался с Эдвардом, который умер в 2003 году. После войны у Эдварда начались проблемы, когда его изгнали из научного сообщества за показания против Д. Роберта Оппенгеймера (J. Robert Oppenheimer) в судебном процессе о допуске к государственным секретам. «Для меня это напоминание о том, как важно делать то, что любишь», — говорит Теллер. Его дед, по его словам, «бóльшую часть времени был научным политиком и организационным строителем, потому что он был убеждён, что это критически важно для демократии и человечества. Но он правда хотел бы просто уединиться где-нибудь в углу и быть просто учёным».

Меган Смит

Меган Смит, вице-президент Google X и сооснователь Solve for X

Теллер сделал своё мышление в стиле «выше только небо» самым заметным предметом экспорта Google X. В марте он выступал перед битком набитой аудиторией на конференции South By Southwest Interactive в Остине (штат Техас) и сказал: «Мир не ограничен коэффициентом IQ. Мы все ограничены смелостью и творчеством». В прошлом году вместе с давнишним топ-менеджером Google Меган Смит (Megan Smith) он основал ежегодную корпоративную конференцию с доступом только по приглашениям под названием Solve for X. Это форум на два с половиной дня примерно для ста мыслителей. В феврале на сессии в Сан-Хосе, которая проходила в гольф-клубе CordeValle, докладчики обсуждали такие темы, как надувные роботы, диагноз ранних симптомов болезни Альцгеймера по глазам и ядерные реакторы. «Гарантировать можно только одну вещь: если не пытаться, ничего и не будет», — говорил один из выступавших, Чарльз Чейз (Charles Chase), старший программный менеджер продвинутых разработок Skunk Words в компании Lockheed Martin.

Google X

«Абсурдность обсуждению не мешает»

Когда Теллер не занимается евангелизацией Google X, он в основном ищет новые идеи для лаборатории. Абсурдность обсуждению не мешает. Теллер с коллегами говорят, что рассматривали даже левитацию и телепортацию. Последняя идея была отклонена отчасти из-за того, что любой предмет, подлежащий телепортации (например картина Пикассо), должен быть полностью уничтожен перед реконструкцией в другой точке.

Но и некоторые вполне реальные проекты Google X выглядят столь же странно. Последний прототип воздушной турбины Wing 7 от Makani Power — 8-метровое устройство с 4 пропеллерами, генерирующими электричество, — летает кругами на высоте от 240 до 600 метров и посылает энергию по лёгкому кабелю на базовую станцию на земле. «В случае успеха мы сможем в значительной степени избавиться от ископаемых видов топлива», — говорит ведущий инженер стартапа Деймон Вандер Линд (Damon Vander Lind). Он признаёт, что начинание может и не сработать, но добавляет: «Если не воспользоваться этим шансом и не потратить на это десяток лет жизни, вообще ничего не будет делаться».

Потом, есть пока секретный проект по внедрению интернета в неразвитых странах мира. Десять лет назад Дэвид Грейс (David Grace), старший исследовательский партнёр в Йоркском университете, запустил проект по размещению широкополосных передатчиков на высотных воздушных шарах. Это интернациональный проект при поддержке Комиссии Евросоюза, он называется Capanina Consortium. Он пока в экспериментальной стадии. Сейчас Грейс говорит, что слышал, что Google тоже работает над подобной широкополосной технологией на шарах.

В апреле председатель совета директоров Google Эрик Шмидт сделал неожиданное объявление: «К концу десятилетия все на земле будут подключены к интернету». Скептики тут же заметили, что на данный момент к нему не подключено всё ещё 60% населения мира и что в некоторых странах нет даже надёжных телекоммуникационных сетей. Теллер не подтверждает и даже не обсуждает подобный проект, хотя признаёт, что всемирная интернетизация входит в сферу интересов Google X. Грейс говорит: «Для продвижения этого проекта действительно нужны гуглы мира».

Хотя Теллер управляет X на повседневной основе, он подчиняется Брину. (Он говорит: «Сергей — Брюс Уэйн, я — Люциус Фокс».) По словам коллег, после того как в конце 2011 года Пейдж стал гендиректором, Брин бóльшую часть времени посвящает техническим деталям нескольких проектов в Google X. Он несколько раз отказался от интервью для этой статьи, хотя однажды в типичный буколический день в офисе Google в Маунтин-Вью он спонтанно подошёл к одному журналисту и двум представителям Google, когда они перекусывали на свежем воздухе. «Я думаю, что теперь бóльшую часть времени я буду тратить на автомобили», — сказал он в качестве приветствия. Когда его спросили о Google Glass — проекте, который он продвигал и с которым его даже сфотографировали в нью-йоркском метро при тестировании, —он указал на устройство у себя на носу и сказал: «Знаете, он практически уже готов».

Google X

В «фабрике лунных ракет»

Сейчас он готов заняться беспилотными автомобилями. Отчасти харизма Брина состоит в том, что он говорит простыми и логичными предложениями, очевидными, как дважды два. Но когда он пускается в монолог, он может построить впечатляющие конструкции. Автономные автомобили могут показаться ненужной диковинкой, начинает он, но если подумать, сколько времени люди смогут сэкономить, когда не смотрят беспрерывно в зеркала заднего вида, и оценить всю выгоду, когда машины постоянно ездят, а не стоят без дела на парковах, мир становится совсем другим. Станет необязательно иметь машину в собственности, потому что машина будет действовать подобно такси, приезжая только по необходимости (или несколько соседей могут иметь машину сообща). Пожилые и слепые будут полностью интегрированы в общество. Люди перестанут гибнуть в ДТП. Каждый получит несколько дополнительных часов времени на работу, чтение, общение или поиск в интернете. Если всё это сбудется (очень большое «если»), Брин может стать одним из немногих предпринимателей, кому удалось изменить мир дважды.

Присутствие в лаборатории Брина — это один из самых мощных активов Google X. «В какой-нибудь другой компании легко представить, как старший вице-президент испытывает непреодолимую потребность забрать лучших исследователей и перебросить на какой-нибудь другой проект, чтобы залатать там дыры, — говорит Деволь, помогающий Теллеру на собеседованиях с новыми кандидатами на работу. — Прямое участие Сергея — это один из способов поддержки этого окружения». В результате Google X увеличивает и амбиции, и свой и так впечатляющий арсенал технических умов.

В прошлом году в лабораторию пришла Мэри Лу Джепсен (Mary Lou Jepsen), бывший профессор по технологиям из Массачусетского института. Сейчас она возглавляет дисплейное подразделение Google X, которое разрабатывает экраны для новой волны устройств вроде Glass, присоединяемых к телу. Эндрю Конрад (Andrew Conrad), бывший ведущий учёный компании LabCorp, которая занимается анализом крови, присоединился к Google X этой весной, чтобы работать над неназванным проектом. Джефф Хьюбер (Jeff Huber), давнишний топ-менеджер Google, недавно руководил в Google подразделениями картографии и коммерции, но в марте тоже присоединился к X, при этом не называя, чем именно он там занимается.

Расширение Google X может вызвать изжогу у некоторых инвесторов Google. Брайан Уизер (Brian Wieser), аналитик Pivotal Research Group, называет Google X «благоприятно-позитивным» фактором для акционеров, но при этом удивляется, почему Google не лицензирует такие технологии, как Google Glass. «Когда речь идёт о создании таких бизнесов, которые представляют собой стратегическое бремя и могут снижать маржу прибыли, приходится поволноваться», — говорит он. Но другие инвесторы помнят, что именно любопытство основателей часто приводило к выигрышным проектам, которые сначала казались неактуальными, — например Android, который сегодня работает на 75% всех смартфонов (данные на первый квартал от IDC). «Это культура, благодаря которой сдвиги не застигают их врасплох», — говорит Нейбил Элшешай (Nabil Elsheshai), аналитик Thrivent Financial for Lutherans и владелец акций Google.

Теллер говорит, что хочет, чтобы Google X оценивали не только по финансовой отдаче, но по конкретным успехам в чистой энергетике, интернетизации и других проектах. Сейчас в X создаётся два-три новых проекта в год. Теллер рассказывает:

Мы всё ещё в подростковом возрасте. Мы всё ещё пытаемся понять, как и что делать, например как ликвидировать проекты или усиливать их, когда мы решаем, что они должны перейти в следующую фазу. Если в мире есть гигантская проблема и мы можем убедиться в том, что через длительное, но разумное время мы можем её решить, тогда нам не нужен бизнес-план. Мы должны сосредоточиться на том, чтобы сделать мир лучше, и когда мы это сделаем, деньги сами вернутся и найдут нас.

По материалам BusinessWeek

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Статьи

Другие статьи