Дополненная реальность сделает нас более человечными, а не менее

Аврам Пилтч (Avram Piltch) для Tom’s Guide US. Если вы беспокоитесь о том, что рядом ...

Аврам Пилтч (Avram Piltch) для Tom’s Guide US.

Если вы беспокоитесь о том, что рядом с вами стоит кто-то в Glass, если вас ужасает мысль о том, что ваши дети играют с виртуальными игрушками, а не с реальными, или вы боитесь мира, в котором любой незнакомец может получить ваш социальный профиль при помощи распознавания лиц, у меня для вас три слова: смиритесь с этим! Дополненная реальность — это будущее, так что просто наденьте свою AR-гарнитуру и наслаждайтесь.

Каждый серьёзный шаг вперёд в хранении и поиске знаний будоражил общество и параллельно пугал скептиков. И дополненная реальность здесь ничем не выделяется.

Изобретение письменности вывело из бизнеса много недовольных бардов (игра слов — англ. angry bards), поскольку означало, что людям не нужно всё запоминать. Печатный станок упростил распространение знаний, а компьютеры позволили нам редактировать и хранить наше знание вечно. С дисплеями дополненной реальности, которые помещают информацию в поле зрения каждого человека, будет сделан качественный скачок в том, как мы будем играть, работать, учиться и общаться. Нательные устройства будут служить нашей памятью и нашими учителями, библиотеками на наших головах.

Glasses_2

На прошлой неделе я имел честь побывать модератором панельной дискуссии по дополненной реальности и нательным технологиям на нью-йоркской выставке CE Week 2014. На сцене ко мне присоединилась группа специалистов по этим технологиям и их влиянию на культуру: Брендан Скалли (Brendan Scully) из metaio, Пит Уосселл (Pete Wassell) из Augmate, Ори Инбар (Ori Inbar) из AugmentedReality.org (интервью здесь) и специалист по этике Рэнди Коэн (Randy Cohen). В разнонаправленной 45-минутной беседе мы обсудили всё, от этичности использования технологии объектного распознавания Amazon Firefly для покупок до того, стоит ли детям надевать AR-очки в песочницу.

Обеспокоены дополненной реальностью не все. Коэн был в замешательстве, когда наш разговор перешёл на NameTag — бета-приложение для Google Glass, которое распознаёт человеческие лица, обрабатывает их в базе данных и возвращает информацию, вроде записей о судимостях:

Оно дожно было стать способом знакомиться с людьми. Это должно провоцировать общение. Мне это показалось довольно весёлым.

Распознавание лиц также затрагивает Google, поскольку компания запретила распространять такие приложения в магазине софта для Glass. Сенатор Эл Фрэнкен (Al Franken) также обратился в FacialNetwork — компанию, стоящую за NameTag — с просьбой ответить на некоторые животрепещущие вопросы касаемо того, как в приложение защищена частная жизнь.

name_tag

Все эти люди упускают главное: вы уже живёте публично, и приложения распознавания лиц просто сделают поиск этих данных удобным и непосредственным, тем более что информация будет прямо перед вашими глазами. Просто возьмите чью-нибудь фотографию и включите её в поиск по изображениям Google, который расскажет вам, где ещё встречается эта или подобная картинка в интернете. Там вы, вероятно, найдёте Facebook-страницу этого человека, его Twitter или профиль в LinkedIn, где узнаете его имя, профессию, друзей, интересы и, возможно, даже день рождения.

Хотя это кажется страшным, важно помнить, что всю информацию, черпаемую из профилей, создаёте и контролируете вы. Вы — тот человек, которые нарушает ваше личное пространство. Если у вас есть проблемы с законом, то, нравится вам это или нет, список ваших правонарушений всегда был общедоступным — доступным для всех, кто нашёл время его посмотреть.

Конечно, знание столь многого обо всех, кого вы видите, может изменить ценность памяти в глазах общества. Если бы вы подошли ко мне 15 января 2005 года и сказали «С днём рождения!», я был бы польщён тем, что вы вспомнили этот особенный для меня день. Перенесёмся в 2014 год, и Facebook перечисляет дни рождения всех ваших друзей в правом верхнем углу экрана.

Вскоре вы посмотрите на меня, и всё, от моего возраста до семейного положения, истории работы и любимых фильмов, появится рядом со мной на дисплее очков. Когда на место вашей человеческой памяти приходит облако, вы можете продемонстрировать друзьям заботу, не помня о них, но тем, как вы к ним относитесь. Вот, как это должно быть. Судите по моей вычислительной мощности, а не по размеру хранилища.

На прошлогодней CES я столкнулся с PR-представителем одной компании, которого я встречал раньше, но знаю не очень хорошо. «Как вы?» — спросила она. «Меня расстроило ваше лыжное происшествие». Я принял её за кого-то другого, недавно разместившего на Facebook запись о лыжном несчастном случае. Я редко смущался до такой степени. К CES 2018, если не раньше, у меня будут очки дополненной реальности, которые предотвратят такую путаницу и позволят мне налаживать важные отношения с нужными людьми.

В 2018 году мой тогдашний шестилетний сын будет использовать AR-очки, чтобы узнавать мир вокруг. Когда он будет выходить на прогулку, он сможет смотреть на животных и деревья, чтобы получать о них информацию. Он будет играть с друзьями в виртуальный мяч, который окажется спроецирован поверх детского взагляда на реальность.

Некоторые считают, что дополненная реальность сделает опыт моего сына менее важным и превратит его в домоседа.

Мы не хотим, чтобы дети переставали играть с другими детьми в песочницах, потому что они могут научиться взаимодействовать с другими людьми, — пошутил Коэн после того, как Инбар показал клип с детской песочницей, в которой виртуальная графика проецируется на реальный песок. — Всё, что разобщает людей, что делает их менее физически активными, не делает мир лучше.

Тем не менее важно избежать путаницы дополненной реальности, которая комбинирует вычислительную мощь компьютеров и реальный мир, с виртуальной реальностью, которая создаёт собственную, отдельную среду. Дополненная реальность собирается вытащить людей из дома, поскольку смешивает связанность и данные, необходимые, чтобы преуспеть в сегодняшнем мире, с возможностью испытать этот мир.

Мечта о дополненной реальности должна предотвратить мечту о виртуальной, — заметил Скалли. — Мы хотим выйти на свет, видеть, где находятся наши друзья, и взаимодействовать с виртуальными объектами. Мы собираемся использовать интернет, за которым сейчас проводим многие часы в своих комнатах, но так, будто мы ходим вокруг и принимаем в нём участие как его граждане.

Оказывается, дополненное будущее ждёт нас не так скоро, как нам бы этого хотелось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Статьи

Другие статьи