Человек-камера: внешнее и нательное наблюдение в эпоху очков

Цифровые очки вроде Project Glass от Google, а также мои более ранние Digital Eye Glass, ...
Стив Манн

Цифровые очки вроде Project Glass от Google, а также мои более ранние Digital Eye Glass, изменят наше общество, поскольку вводят технологию двустороннего наблюдения: обычного и нательного (термин «нательное наблюдение» в статье используется как перевод французского sousveillance, от sous — «снизу» и veillance — «наблюдение, надзор»; частица «снизу» подразумевает слежение с уровня человека, обычно с помощью нательных устройств).

Не только власти и организации будут следить за нами и записывать наши действия (то есть осуществлять привычное нам внешнее наблюдение), но мы тоже сможем наблюдать за ними и записывать их действия посредством нательного наблюдения с помощью маленьких нательных компьютеров вроде Digital Eye Glass. Это повлияет как на частную жизнь людей, так и на секретность различного рода информации. Издание TIME попросило меня, как одного из первых изобретателей нательных компьютеров и дополнения и опосредования реальности, написать о вчерашнем и завтрашнем дне этих технологий.

Сквозь очки

Общество вошло в эпоху дополненной и дополненно-опосредованной (augmediated) реальности. У большинства из нас уже есть смартфоны, которые в каком-то смысле тоже нательные компьютеры. Сегодня многие смартфонные приложения накладывают информацию на реальный мир — хороший пример дополненной реальности. Дополненно-опосредованная реальность не только дополняет, но и опосредует ту среду, в которой мы находимся. Например, вот как выглядит улица перед моим домом через iPhone c запущенным приложением Glogger.mobi:

Glogger

Но уже скоро смартфон тоже будет базироваться на очках, а подобные наложенные изображения будут ещё больше дополнять и опосредовать нашу повседневную жизнь. Компании вроде Google и Apple скоро выпустят продукты нательного компьютинга для повседневной жизни. Они будут помогать нам получать ту же информацию, что сегодня мы имеем на смартфонах, но без участия рук. Небольшой экран перед глазом предоставляет всю нужную информацию, помогающую, скажем, проложить маршрут, найти книгу в магазине и даже провести видеочат с другом. Два примера:

EyeTap Digital Eye Glass / Google Glass

А вот что я собрал у себя в лаборатории много лет назад:

Очки Digital Eye Glass Стивена Манна от 1999 года, фото сделано 13 июля 2009 г.

Очки Digital Eye Glass Стивена Манна от 1999 года, фото сделано 13 июля 2009 г.
Я начал работать в этом революционном направлении ещё в прошлом веке, а именно в 1978 году. Тридцать четыре года назад я изобрёл «очки», благодаря которым человеческий глаз практически превращался в электронную камеру и телевизионный дисплей одновременно. Сначала я экспериментировал с этой технологией, чтобы помочь людям улучшить зрение. Они должны были носить «нательный компьютер» в своей повседневной жизни. Я назвал это изобретение «Digital Eye Glass», «Eye Glass», «Glass Eye» или просто «Glass», потому что со стороны казалось, будто у человека стеклянный глаз.

В 1978 году компьютеры представляли собой массивные машины и занимали целые комнаты. Один такой компьютер был и в моей школе. Он обрабатывал бумажные карточки и распечатывал результаты на принтере, расположенном в соседней комнате.

Это была заря революции персональных компьютеров. Мы с братом были первыми в нашей школе, у кого был дома компьютер. Но у меня он не стоял на столе, а я носил его прямо на теле — он был подключён к разным прототипам моих цифровых очков.

Человек-камера: экзистенциальный компьютер

В каком-то смысле я решил изучать компьютеры, сам «став» компьютером. Точно так же я учился фотографировать, «став» камерой. И так продолжается уже больше тридцати лет. Я называю это «обучение через бытие».

В 1970-х годах, ещё подростком, я создал мир «дополненно-опосредованной реальности». Это не то же самое, что «виртуальная реальность», которая игнорирует реальный мир. Дополненно-опосредованная реальность и дополняет, и опосредует моё окружение.

Мои «очки» настолько вошли в мою повседневную жизнь, что стали словно частью меня самого, частью моего ума и тела. Сначала это была громоздкая махина, подключённая к телу (часть сенсорной сети была вживлена под кожу), но позже она превратилась в нечто гораздо более лёгкое и изящное, что можно надевать и снимать, как обычные очки.

В школе было много Стивов, поэтому меня называли «компьютерным Стивом», чтобы отличать от других мальчиков с таким же именем. Довольно забавно, что тогда, 30 лет назад, меня считали странным из-за того, что я постоянно ходил с компьютером, а сегодня странным считают тех, кто не ходит с компьютером (например смартфоном). Но сегодня я уже не единственный носитель цифровых очков. Эта технология постепенно приходит в массы.

Концепция визуально-опосредованной реальности существует уже давно. Можно вспомнить эксперимент Джорджа Страттона (George Stratton) с перевёрнутыми очками от 1896 года или классические фантастические произведения. В рассказе Дэвида Брина (David Brin) «Земля» 1989 года говорится о людях со «сквозными очками», накладывающими информацию на реальный мир. В рассказе Вернора Винджа (Vernor Vinge) «Конец радуг» 2006 года описывается молодёжная культура будущего, в которой «обычная реальность» представляется чем-то примитивным, лишённым значения и контекста.

Сопротивление со стороны властей и магазинов

В школе моя технология не нравилась в основном моим сверстникам, поскольку она казалась странной и опережала своё время. Сейчас давления сверстников больше нет (наоборот, теперь люди сами хотят такие вещи), но появилась новая проблема — власти и магазины. Власти устанавливают камеры наблюдения на зданиях и фонарях, но сами боятся камер, установленных на людях. Например, однажды я ел в «Макдоналдсе» со своими Digital Eye Glass, и вдруг на меня физически напали сотрудники ресторана (см. статью на эту тему). Они ссылались на некий вымышленный закон из области защиты конфиденциальных данных (см. их версию событий).

Интересно, что хотя мои очки не являются записывающим устройством, при повреждении они сохраняют временные данные, которые в противном случае были бы перезаписаны. То есть вышло так, что нападающие сами превратили в записывающее устройство то, что первоначально им не являлось.

Иронично то, что больше всего против нательных камер протестуют как раз те организации, которые сами активно используют внешнее наблюдение. Так я придумал слово «макнаблюдение» для обозначения массового («макдоналдизированного») наблюдения за людьми, примерно как слово «mcmansion» обозначает дом (mansion) массового производства. Макнаблюдение также подразумевает запрет на наблюдение от лица индивидуума — то, что мы называем нательное наблюдение. Вообще, термин «нательное наблюдение» получен путем замены французского слова sur («над») на слово sous («под») в слове surveillance — так получилось susveillance. Если surveillance означает наблюдение сверху, по принципу «глаз в небе», то susveillance означает наблюдение с помощью камеры в руках или другого приспособления на уровне человека, либо с точки зрения расположения (помещение камер на людях, а не зданиях), либо с точки зрения иерархии (наблюдение осуществляют обычные люди, а не власти или крупные организации).

Таким образом, макнаблюдение, McVeillance — это установка большого количества камер безопасности в ресторане с одновременной физической расправой с клиентами, которые, скажем, используют камеру для фотографирования меню.

Прогнозы на будущее

Прогноз 1: Digital Eye Glass обозначит конец макнаблюдения (когда внешнее наблюдение разрешено, а нательное — нет). В результате наблюдение станет двусторонним, и один этот факт изменит наше общество гораздо больше, чем дополненная реальность как таковая!

Digital Eye Glass меньше всех других камер покушается на личную жизнь. Несколько веков назад, до изобретения фотографии и видеонаблюдения, человеческий глаз был единственной камерой, а человеческий мозг — единственным записывающим устройством, в котором можно было хранить изображение, пока оно не перенесено на бумагу, холст и т.д.

Традиционные протоколы конфиденциальности разработаны исходя из наблюдения на уровне глаз человека. Одежда (например юбки) или жалюзи на окнах (например венецианские) создавались только для обеспечения конфиденциальности на уровне глаз.

Следовательно, помещение визуального прибора на уровень глаз просто возвращает камеру туда же, где она и так всегда была — в собственный глаз человека! С другой стороны, традиционная камера наблюдения гораздо больше вмешивается в личную жизнь, поскольку она смотрит на нас с необычной точки зрения. Например, венецианские жалюзи пропускают свет сверху, но не позволяют смотреть внутрь с уровня улицы.

Вот типичная камера наблюдения, просматривающая балконы и жилища людей через окна благодаря высокому размещению (фотография сделана в Каннах, Франция):

Будь это камера Любопытного Тома или Любопытного Полицейского, результат один: берётся неодушевлённый объект и превращается в нечто, способное «видеть». Это поднимает гораздо более серьёзные проблемы конфиденциальности, чем технологии вроде Digital Eye Glass, которые всего лишь наделяют определённого рода зрением живого человека в том месте, где он и так обладает зрением.

Прогноз 2: Когда человек становится свидетелем преступления (будь то нападение на него самого или другого человека), увиденное и так запечатляется в его мозгу. Поэтому если нам запрещают запомнить эту информацию, зафиксировать её как-то, это равносильно уничтожению улик.

Прогноз 3: Иронично, но таблички «фотографировать запрещено» в общественных и полуобщественных местах очень часто устанавливаются одновременно с камерами наблюдения. Я прогнозирую, что эти таблички и эти политики попросту исчезнут (или будут повсеместно игнорироваться).

Даже сегодняшние технологии позволяют создавать полностью скрытые камеры. Часто видна только снимающая часть. Если кто-то хочет снять фото или видео, он вполне может сделать это скрытно. Так что идея о запрете фотографирования, по сути, миф.

Однако следствием этого мифа является то, что люди, носящие видимые зрительные приборы, подвергаются атаке, причём даже если их камера ничего не записывает. Случай со мной и другими людьми в ресторанах «Макдоналдс» — тому подтверждение.

Прогноз 4: Страх перед записывающими камерами приведёт к тому, что люди станут дороже товаров (каковыми они и являются). Нательные камеры помогут получать улики, чтобы наказывать преступников. Неужели товары дороже людей? Когда их ставят в магазинах, чтобы предотвратить воровство, с этим мало кто спорит. Если люди как минимум не менее важны, чем товары, то они заслуживают такого же уровня защиты. Следовательно, нельзя возражать против камер на людях, если они служат этой цели.

Неприкосновенность тела явно важнее, чем неприкосновенность фонаря или потолка. Однако как часто мы видим, чтобы охранники обыскивали здание, подобному тому как обыскивают почти каждого пассажира аэропорта? Как часто вскрывают лампу, чтобы проверить, нет ли в ней камеры? Разве «нападение» на потолочную плитку (если в ней есть скрытая камера) не является меньшим преступлением, чем нападение на человека?

Прогноз 5: Я прогнозирую, что в будущем, по мере уменьшения визуальных технологий и всё большей их интеграции с телом человека, они будут скрыты точно так же, как сегодня, например, слуховые аппараты. Станет просто неразумно осуждать людей за такие технологии, поскольку это, во-первых, сфера частной жизни, во-вторых, ответственность: если я запрещаю человеку носить нужные ему очки, я становлюсь ответственным за то, что человек подскользнётся и упадёт.

Прогноз 6: Во многих раздевалках, душевых и тому подобных местах будут камеры, но людям тоже разрешат вносить камеры в раздевалки, душевые, кинотеатры, концертные залы и куда угодно.

Эту тенденцию мы наблюдаем уже сейчас. Например, в этой статье писалось, что суд разрешил размещать камеры в раздевалке. Далее, в современных автоматических смывных бачках, смесителях и душах всё чаще используются продвинутые компьютерные технологии с использованием камер (напр. американский патент 5828793).

Конечно, продолжится тенденция на раздевалки без разделения полов, в стиле «унисекс» и раздевалки в общем помещении.

В итоге будет 1) неразумно и 2) невозможно или сложно полностью запретить фотографирование, потому что камеры будут сильно интегрированы в саму ткань, в плоть нашего общества и в личную сферу каждого человека в отдельности.

Можно относиться к автомобилям или инвалидным креслам как к промежуточному звену между камерами на зданиях и на людях. Выгонит ли владелец автомобильного кинотеатра под открытым небом водителя только потому, что у него есть видеорегистратор или камера заднего вида? А кто выгонит инвалида из кинотеатра только потому, что в его инвалидном кресле предусмотрена камера для автопилота или заднего вида? Эта тенденция уже набирает силу в концертных залах, в которых организаторы всё чаще перестают воевать с фотографированием на телефоны. Но когда камеры станут частью нашего тела и ума, они окончательно проиграют эту войну.

Авторское право останется, но оно не будет распространяться на записи, сделанные на личное устройство для частного использования. В YouTube будут и дальше блокировать видео, нарушающее авторское право, но эта проблема не коснётся использования в личных целях. Сегодня системы наблюдения установлены в самых разных «умных автомобилях», «умных зданиях» и даже «умных городах», так что люди получат право тоже стать «умными».

Прогноз 7: Самым радикальным последствием появления нательных камер будет не потеря конфиденциальности, поскольку она уже сейчас уменьшается (а скоро совсем исчезнет) в результате традиционных систем наблюдения. Самым радикальным последствием будет разрушение нелегальной секретности. Полностью секретность не пропадёт, но в тех случаях, когда эта секретность покрывает что-то незаконное, бдительные наблюдатели смогут её пресечь. У нас останутся и секреты, и частная жизнь, и корпорации всё так же смогут привлекать к суду людей за разглашение тайн — но не в тех случаях, когда эти тайны служат незаконной деятельности.

И в этом смысле мы из мира макнаблюдения (внешнее наблюдение без нательного) придём к миру, где будет и то, и другое — и снаружи, и изнутри.

Steve Mann

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив текст и нажав клавиши Shift + E или кликнув сюда.

Раздел
Статьи
  • Тема довольно серьёзная поднята для развития технологий AR.

    Недавно ехал в метро: сидящий напротив достал телефон и читал что-то с экрана так, что камера оказалась направлена прямо на меня, целикого меня. На фрика я не похож вроде, снимать особо нечего, но всё равно стало по себе.

    Что будет, когда люди станут носить такие устройства постоянно на себе и смогут регистрировать на видео каждый шаг остальных — вот как это будем решать, действительно интересно :)

    • Скоро ли начнут продаваться блокаторы съёмки, затемняющие или засвечивающие владельца при наведении на него камеры, вот это вопрос. Думаю, для засвета будут применять рассеянные лазерные лучи.

  • И согласен с автором по поводу того, что дополненная реальность, по сути, уже давно с нами. Технологии (начнём к колеса) ведь жизнь дополняют, улучшают, делают проще и дают новые возможности (важно заметить — не заменяют).

Другие статьи